Маленков Кузьма Илларионович

14.10.1902 - 08.03.1972
Меcто рождения:
Тамбовская губерния, Лысогорский район, село Сурава
Меcто призыва:
г. Сталиногорск Московской области
Звание, в котором закончил войну:
Сержант
Дата призыва:
в августе 1942
Род войск:
Артиллерия
Воинское формирование, в котором закончил войну:
84-й Гвардейский миномётный полк

Довоенная биография

Родился Маленков Кузьма Илларионович 14 октября 1902 года в селе Сурава (в СССР - Лысогорского района) Тамбовской губернии царской России. В советском паспорте почему-то писали - в Тамбовской области.
Русский сельский "разнорабочий", крепкий, коренастый, кулачный деревенский боец.
И через 60 лет он мог во дворе "призвать к порядку" любого одним символическим поднятием кулака.
В 1934-м году Кузьма Илларионович Маленков принят старшим десятником на ударную комсомольскую стойку химкомбината и города Сталиногорска Московской области.
В 1936-м Кузьма переведён слесарем в водопроводный цех, в любую погоду его ждали залитые водой при авариях траншеи и подвалы.
"Охраны труда" в реальном производстве и в реальной медицине тогда практически не было. Комсомольская ударная стройка. Стране нужны были подвиги и герои.
6 классов школы. Курсы мастеров. "Мастер на все руки". Но такое в "Трудовые книжки" не записывали.
В 1941-м эвакуирован Кузьма вместе с химкомбинатом на Кемеровский АТК.
Сталиногорск оккупирован немцами, но не надолго.
В апреле 1942-го Кузьма уже вернулся на освобождённый химкомбинат. Ремонтов водопроводному цеху хватало.
В августе 1942-го мобилизован в РККА. 2-я миномётная бригада.

М-13-16 на базе Chevrolet-G7117 - установки полка (и моего отца)

Военная биография

В августе 1942-го мобилизован в РККА. 2-я миномётная бригада.
С 10.10.1942-го он – командир отделения опергруппы гвардейских миномётов - "катюш", 2-я миномётная бригада.
Формирование 20 гвардейских минометных полков началось в январе 1942 года по решению Ставки Верховного главно-командующего (ВГК).
На фото 5 апреля 1943 года он пока только с гвардейским значком и рядовой.
Среди мобилизованной молодёжи он был 40-летним отцом, берегущим молодых, обучавшим их кулачному бою.
С мая 1943-го Кузьма уже (через месяц после отосланного единственного фото) – гвардии сержант, командир орудия ("катюши") 2-го дивизиона 84-го Гвардейского миномётного полка.
Потом - Центральный фронт. 1-й Белорусский. 2-й Белорусский. 3-й Белорусский. Кёнигсберг…
Если 5 апреля 43 года он пока только с гвардейским значком, то потом получил и несколько медалей "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией".
А между ними - две официальных смерти, два воскрешения с зачислением в свой же 2-й дивизион.
Они дважды после залпов по немцам - попадали в окружение. Немцы вели настоящую охоту за ними.
По приказу "катюши" врагу оставлять было нельзя, их надо было взрывать всем оставшимся запасом ракет и чем было. Ручку залпа крутил отец.
И он не мог поставить на смертельный залп - молодого.
Однако, было ещё и желание обязательно бить немцев до Берлина, до победы.
С приказом и необходимостью это никак не совмещалось, если не нарушить приказ о запрете самостоятельных доработок "катюши".
Отец предвидел такую ситуацию и заранее из телефонных проводов собрал кабель дистанционного подрыва. Он большой, его в кармане не спрячешь. Экипаж и командир не сдали его в "смерш", рискуя быть расстрелянными вместе с ним.
И вот - окружение. Отец доложил о намерении нарушить приказ. И самодельный кабель у него не отняли.
Если бы он был в кабине для последнего поворота ручки залпа, то после взрыва 16 снарядов (да даже бы и одного!) - от него остались бы клочья.
Военкомат помочь не смог, но тут на сайте в справочной таблице у 84-го Гвардейского миномётного полка указана определённая модель машины (Установки М-13 на базе Chevrolet-G7117, 1.5-ton, 4x4, with BM-13-16 "Katiusha" ), которая была тогда у отца. Большинство машин тогда было БМ-13-16, на 16 ракет калибра (диаметра) 132 мм.
На первые "катюши" ставили ящики с толовыми шашками и подрывным пиропатроном, чтобы машину можно было взорвать, когда все ракеты уже улетели.
Однако, архив хранит фотографии взорванных машин, на которых сохранились не взорванные и очень секретные снаряды. И тогда они доставались врагу.
На машинах отца уже были в направляющих отверстия для установки штырей на пути головок ракет, чтобы можно было подорвать и боезапас, и машину.
И отец снимает ручку залпа, монтирует на свой кабель, отматывает его в заранее отрытый окопчик...
По документам - он водопроводчик, а не электрик. Но машина уничтожена, а он жив, хоть страшно контужен и засыпан землёй. Может, первый, а, может, и единственный из таких жертв подрыва окружённой машины.
За ним вернулись, откопали, унесли.
Но дальше надо было его сдать под трибунал! Не сдали.
Мне не удалось пока узнать, что было в донесениях командиров о подрыве "катюши" с чудесно выжившим бойцом. Да и хранят ли их?
Но при очередном окружении отец опять остался на подрыв, опять повторил свой фокус с кабелем, и остался жив, и опять не арестован, не репрессирован.
Даже не сослан в штрафбат.
А хватали тогда и более мелкие провинности.
В принципе, телефонный кабель всего в две жилы можно было бы использовать для подрыва толовых шашек пиропатроном.
Ещё проще было бы использовать тлеющий бикфордов шнур.
Но как мне знать, что было в распоряжении расчёта? Ручка залпа в кабине была всегда.
Награждения так дерзко провинившихся было редкостью, но и ещё большей редкой дерзостью командиров. Отца награждали. Не Героем, конечно, но...
В документах отцовских медалей "За отвагу" эти истории тоже не вписаны. Может, их дали и за что-то другое. А эти подвиги ведь уникальны в истории ВОВ.
2-го октября 1945 года, повоевав на своей "катюше" ещё и на Дальнем Востоке, гвардии сержант Маленков (уже "артиллерийский мастер") - вернулся в Сталиногорск. С несколькими медалями "За отвагу", "За оборону Сталинграда", "За победу над Германией", с многими красно-жёлтыми нашивками о ранениях.
Медали и "колодки" войны Кузьма снял, как только за них начали платить. Сказал: "Не за то мы жизнями лучших храбрецов платили".

Ветеран участвовал в следующих сражениях:

  • Кенигсбергская операция
  • Сталинградская битва

Награды ветерана

Медаль «За оборону Сталинграда»
Медаль «За отвагу»
Медаль «За отвагу»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Биография после войны

2-го октября 1945 года гвардии сержант Маленков, артиллерийский мастер, вернулся в Сталиногорск.
Его опять приняли в водопроводный цех РМЗ (ремонтно-механического завода химкомбината). Цех - это не столько стены, сколько все подвалы, колодцы, траншеи и трассы, аварии, затопления на огромной территории комбината в любую погоду…
Может, и не только водой.
Это после принесённого с войны жестокого ревматизма, ранений и контузий. Нужны были не только ремонты. Химкомбинат расширялся, рос.
Летом (вместо отпуска) строил Кузьма избы и рыл колодцы. Профессия редчайшая и уважаемая в селах. Эти и многие другие его профессии не были отражены в его "трудовой книжке". В селе не было комиссий по присвоению разрядов "мастеров колодезного дела", "избостроителей", землекопов, столяров и плотников...
О Кузьме и в стотысячном городе, где люди не многих знают, и ещё меньше кланяются встречным, отзывались только с почтением.
А о его фамилии ходили легенды после того, как его с почётом охрана с другой проходной доставила к директору химкомбината. Он ходил в заводоуправление и в центральной проходной (а не в своей проходной РМЗ) предъявил пропуск Маленкова. А приезд Маленкова, тогдашнего руководителя правительства СССР, ждали на комбинате. Фамилия освободителя от "бериевских лагерей" гремела, обсуждались его новые реформы. К опешившему Кузьме приставили караул и доставили в приёмную директора… Должность в пропуске только вот, от трепета, наверное, не рассмотрели… И печать комбинатовскую, а не министерскую. Страхов ещё было много.
В 1948 году избрали отца главой профсоюза, но за открытую критику начальства сняли и не дали больше быть выше слесаря.
Сталиногорск после развенчания "культа личности" "отца народов" быстро был переименован в Новомосковск и "отдан" из Московской в Тульскую область. За что "наказали" город?
...
Скоро и пенсия. Но списанному на пенсию внимания меньше, чем нужному в работе на светлое будущее. Отец едва ходил. И боли испытывал страшные. Но ни жалоб, ни стонов.
А после смерти отца водопроводный цех изготовил стальную пирамиду и забор, сами привезли и установили на могиле. Гроб отца рабочие цеха несли от дома до кладбища на руках.
Никто не забыт? Ничто не забыто?
Хорошие слова. Но мне даже в Москве никто за последние 40 лет не помог собрать документы о жизни отца.
Даже в этот сайт публикуют только то, что у тебя есть. А если больше и нет ничего, как о большинстве погибших родственников, пропавших без вести?

Сослуживцы

Аборенков Василий Васильевич
главком гвардейских миномётных частей
Юсупов Барий Абдуллович
первый командир
Рекомендованные материалы
Навеки восемнадцатилетняя Зоя
Навеки восемнадцатилетняя Зоя
27 января 1942 года в газете «Правда» был опубликован очерк П. Лидова «Таня».
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
Знамя Победы является символом великого подвига народов нашей страны, сокрушивших германский фашизм,...
Зиновий Колобанов – танковый ас
Зиновий Колобанов – танковый ас
Был короткий период в нашей истории, когда о самом трудном, драматическом для нашей страны первом го...