Молодцов Николай Иванович

Даты рождения и смерти неизвестны
Меcто рождения:
деревня Устье-Пристань Дмитровский район, Московская область
Меcто призыва:
Московская область, г. Павловский Посад
Звание, в котором закончил войну:
Ефрейтор, разведчик
Год призыва:
1943
Воинское формирование, в котором закончил войну:
57 Гвардейский артиллерийский полк. 3-й Белорусский фронт

Военная биография

Воспоминания ветерана ВОВ Молодцова Николая Ивановича
(На встрече с читателями юношеской библиотеки № 16 им. А. Грина
13 мая 2005 года)
Начал я войну на Курской дуге в 1943 году, когда большие две силы,
немецкая и советская, столкнулись лоб в лоб. В результате сражений на Курской дуге мы немца остановили и довольно жестоко побили. Силы стали равными. Нужно было наступать. И вот нас, семнадцатилетних юношей из Казани, погрузили в товарные вагоны и через ночь мы уже были под Орлом. Там есть такие города Карачев, Хотинец. Вот под этими городами я и начал свой огненный путь. Туда нас прибыло около двух тысяч. Из этих двух тысяч девятнадцать рот ночью вооружили и - на передний край. Надо кому-то наступать. У немцев силы побиты, и наших полегло много. Вот, эти девятнадцать рот с рассветом пошли в бой. А наша рота пока сидит в лесочке сзади. Построили на рассвете нашу роту, назвали несколько человек, в том числе и меня. Командир говорит: "Пойдете в артиллерийский полк". Это была 11 гвардейская армия, которой командовал маршал Баграмян. И вот меня подвели к орудию. Командир орудия, Ермаков, был рад, у орудия осталось два человека, прибыл третий - пополнение. За пять минут меня сделали артиллеристом. Вот, говорит, снаряд, вот у орудия затвор, берешь снаряд и туда. Потом наводчик стреляет. Наши орудия стояли на конопляном поле. Была середина лета, конопля была выше моего роста. А впереди поселок Полотняный Завод. Примяли мы коноплю, орудия к бою приведены, замаскированы коноплей, снаряды разгружены. Стали нас немецкие самолеты бомбить, стали бомбы бросать. Ну а я хотел посмотреть, только высунул голову, командир окрикнул меня: "Убери голову". Через некоторое время нас стал немец обстреливать. Была дана команда к бою. Из-за полотняного завода, из-за построек пошла в наступление немецкая пехота и танки. Команда: "К бою, по пехоте и танкам огонь!". Выстрел, второй. «Снаряд заряжай, быстрей заряжай, еще быстрей заряжай!». Я забегался, замучался, да еще ноги за коноплю задевают, как сейчас у старика, чуть не падаю. Так мы стреляли по пехоте и танкам минут пятнадцать — двадцать. Отбой. Вот, первый бой на этом закончился. И мы пошли вперед. Так изо дня в день, такие были бои. Это конец июля 1943 года. Наступление было направлено на Брянск, взяли Брянск. А перед Брянском река Десна протекает. Впереди нас на плот погрузили санитарную машину, красный крест на ней. В ней пять или восемь девочек-санитарок лет по 17-18. Погрузили на плот их машину первой, стали переправлять. Саперы потянули плот по канату. А плот когда тянут, передняя часть его уходит в воду, и машина покатилась, и девочки стоят и не знают, что делать. Кому они теперь нужны без машины, ведь там и бинты и другое, да все что нужно, у них слезы на глазах. Ну, переправились на тот берег, взяли Брянск и Рославль, пошли дальше.
Еще я вам расскажу об освобождении Белоруссии. Мы прорвали фронт под Оршей. Артиллерия с обеих сторон стреляет, темно, самолеты беспрерывно бомбят. Там есть город Борисов. Когда мы его миновали, нас направили на Минское шоссе, которое соединяет Москву с Минском, хорошее шоссе было в то время. И вот посадили нас на машины, впереди пропустили танки, они уже на Минск пошли, и мы на машинах и поехали вперед, а справа и слева идут колонны пленных немцев. Самолетов не было, они перебазировались уже глубже. Ну, мы немцам кричим: "Нах Москау", а они нам отвечают: "Гитлер капут", больше они ничего нам не отвечали. Они шли без охраны, никто их не охранял, впереди подразделения идет офицер немецкий с бумажкой, у него написан маршрут и где сборный пункт. Они дисциплинированные были, никакой охраны. Вот этих пленных мы взяли 100 тысяч, по Москве провели. Дальше мы свернули на север к восточной Пруссии. Я хочу рассказать, как немцы сдавались, целыми ротами и полками руки поднимали. Вот, значит, во время наступления в Белоруссии нас остановили в березовой роще, на опушке леса. Кухня подошла, покормить солдат надо. Кормили иногда раз в день, а то, может, и реже, кухня-то не успевала. Где-то надо умыться, руки-то грязные. В смазке оружейной, фронт есть фронт. Только расслабились, вдруг команда к бою, на опушку рощи. Выскочили на опушку с автоматами. Я уже разведчиком был в это время, слышим - барабан играет. Кто-то выстрелил в воздух. Вдруг из-за рощи - такая дорога была извилистая - знамя немецкое, сзади барабанщики. И знамя падает, оружие немцы бросают и руки кверху. Мы подбежали, любопытно же. Оказывается - это немецкая полковая школа, впереди со знаменем шел генерал немецкий, начальник школы. Говорят, мы день живем без всякой связи, ничего не знаем, что за обстановка. Приняли решение собраться и идти на запад. Вот они на нас и напоролись и сдались. Вот как бывает на фронте. А немцы в то время были не то, что сейчас. Они думали только о том, чтобы завоевать русский народ и народы Советского Союза, сделать их рабами. Немецкий солдат был подготовлен только для ведения боя, жестокий был. Если бы мы оказались под немецким каблуком, нас бы здесь сейчас не было.

Ну и последний день на фронте. Это довольно печальный день для меня был. Вот мы окружили Кенигсберг. Это военно-морская крепость на берегу Балтийского моря. Там не только дотами и дзотами город окружен был, но и капонирами. Что такое капонир? В землю зарыто трехэтажное бетонированное здание, сверху в два метра слой земли. Кругом росли сосны до 18 метров. Мы стали стрелять по этим капонирам. Вы знаете, наши пушки 76-миллиметровые для них ну просто как укол, ни больше, ни меньше. Сходу мы не взяли Кенигсберг, нам нужна была мощная мортирная артиллерия, чтобы раздолбать эти капониры. Окружили немцев, гарнизон остался внутри города. Нам дали команду. Мы вышли к заливу. Там дорога идет на Берлин, через город Бранденбург. Выводят нас на дорогу, сажают на машины и говорят: «Вы передовой отряд, поедете на юг, займете оборону по реке Фришен и собственно в Германии должны остановить, если немец будет наступать". Под утро мы заняли по этой реке оборону. Но за 2-3 часа глубоко не окопаешься - вырыли не окопы, а только ровики. Утром немец начал наступление на нас. Были у нас и снаряды, и патроны и пехота, все, что нужно для боя было, и так мы несколько часов отражали это наступление, остановили немца среди белого дня. Во второй половине дня немец направил большое количество самолетов, и начали нас бомбить. Беспрерывно бомбили и передний край наш, и там где пушки были, и подальше. И вдруг появились танки и самоходки и пехота и - на нас, и в результате и у нас патронов и снарядов не стало, и мы не могли оказать должного сопротивления. Начали отходить обратно на север в сторону Кенигсберга. Такой налет был, что только крик: "В рощу! В лес!" Мы бросились в лес. Ну, уже темнеть начало. Собрались остатки, сотня или полторы человек. Немцы и по роще сделали артналет. Потом появился офицер в маскхалате, несколько разведчиков и говорят: мы находимся в окружении. Оказывается не только с юга, собственно из Германии, но и из Кенигсберга, и от залива с трех сторон нас атаковали немцы. И вот мы в роще, перед тем, как стемнеть, кучкой собрались, и начальник этой разведки, офицер говорит: "Мы в окружении. Надо пробиваться и уходить, слушайте меня". А мы рады, что он нас может вывести из окружения. "Мои разведчики будут впереди, а вы сзади. Они в дом бросают гранату, а вы даете короткую очередь и к следующему дому перебежку делаете." От дома к дому так мы ночью пробирались. В какое-то мгновение показалось, что показались ракеты с разных сторон, а это, значит, вновь организованный наш передовой фронт, т.е. соседняя дивизия уже заняла оборону здесь. Командир говорит: "Вот последнее усилие, бросок и мы будем у своих". Это было в ночь 30 на 31 января. Подползли ближе к переднему краю. Там немцы бегают, наши ракеты бросают. Команда: подготовиться, будем прорывать. У кого что есть, выпускайте последние патроны, гранаты. Но гранат у меня не было. У меня был автомат такой, теперь его мало кто знает - ППС. Это разведчикам давали такие. Встать, вперед, в атаку! Ну, я вскочил, у меня было в последнем рожке несколько патронов, я нажал крючок, очередь дал. "Вперед" — бросок. Немец начал нас долбать. Ну - разрыв - у меня в глазах зайчики. Как приятно стало, даже чувствуется на лице улыбка, и я упал, больше я ничего не помню. Открыл глаза - светло. Я за сараем, за каменными постройками. Это уже наши. Смотрю - ракета туда, ракета сюда. Голова у меня забинтована, и нога разбита. Ранен. Кто-то вынес. Ну, объявляют: "Сейчас машина разгрузит боеприпасы, и вас погрузят - в госпиталь". Подошли машины, нас загрузили. В первую очередь отправляли тех, у кого голова ранена, потому что это тошнота, рвота, когда в голову ранение. Забирается шофер и говорит: "Вот впереди высота обстреливается пулеметным огнем, я буду жать на всю железку. Терпите." Ну, тряска же будет. Погрузили нас, покатили. Пулеметный огонь, тряска. А я лежал возле ската, скат был там запасной, еще рукой придерживался. Ну, перевалили, шофер говорит: "Все. Теперь вы в госпитале" - и я снова потерял сознание. Когда снова пришел в сознание, не помню. Лечился я шесть месяцев в городе Каунас в Литве.

Ветеран участвовал в следующих сражениях:

  • Курская дуга 1943 год- Брянск- Рославль-освобождение Белоруссии - бои под Оршей-
  • бои за Кенигсберг 1945 год.

Награды ветерана

Медаль «За боевые заслуги»
Медаль «За отвагу»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Биография после войны

Закончил "Военную Краснознаменную академию химической защиты имени Маршала Советского Союза С. К. Тимошенко".
В 1965 г. вышел в запас в звании Инженер-майор.

Рекомендованные материалы
Аджимушкайские каменоломни
Аджимушкайские каменоломни
После падения Керчи в середине мая 1942 года часть советских военнослужащих и гражданских лиц скрыли...
Маршал Советского Союза И. С. Конев
Маршал Советского Союза И. С. Конев
«Мы, фронтовики, не зря прожили жизнь, мы сумели разгромить фашизм и вселить веру в торжество нашего...
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
Знамя Победы является символом великого подвига народов нашей страны, сокрушивших германский фашизм,...