Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Лагутин Сергей Кононович

10.07.1916 - 17.10.1984
Меcто рождения:
Курская обл., Воловский р-н, дер. Чесночное
Меcто призыва:
Курская обл., Воловский р-н, дер. Чесночное
Звание, в котором закончил войну:
Старший сержант
Год призыва:
1937
Воинское формирование, в котором закончил войну:
313 гвардейский минометный полк

Биография

Рассказ участника событий военных лет друга и боевого товарища Лагутина Сергея Кононовича - подполковника в отставке Шамсутдинова М.С.

После лечения от второго ранения, полученного под Воронежем, меня-минометчика, имеющего боевой опыт, воевавшего на Дону в составе гвардейской стрелковой части и обученного военному делу в военном училище, в октябре 1942 года направили в штаб формирования гвардейских минометных частей, находящихся в то время в непосредственном подчинении Ставки Верховного Главнокомандования.
После проверки биографических данных отборочной Мандатной Комиссии меня направили в формируемый отдельный 496-ой дивизион 313-го Гвардейского Минометного полка.
Строгость отбора личного состава полка была вызвана тем, что гвардейские минометы - «Катюши», в то время были совершенно секретным оружием, и туда кого попало не принимали.
Наш 313-ый полк почти месяц укомплектовывался личным составом в здании средней школы недалеко от Савеловского вокзала столицы.
В середине ноября 1942-го года, выгрузив из эшелона с боевой техникой на ст. Аргеда (г. Фролово Сталинградской области), мы прибыли в распоряжение командования Донского фронта, развернувшегося севернее Сталинграда и начавшего 19 ноября контрнаступление совместно с другими фронтами по окружению немецко-фашистских войск. По прибытии на место, наш дивизион с ходу приступил к выполнению боевой задачи по массированной огневой поддержки наступающих танковых и стрелковых частей фронта.
Нас перебрасывали с места на место туда, где требовалось создавать огневой вал и без этого трудно было преодолеть сопротивление противника.
Оказывается, моим однополчанином, еще со дня формирования полка в Москве, был Лагутин Сергей Кононович, который еще в 39-м году воевал с финнами на Карельском перешейке и получил там боевое ранение. Он под Сталинградом состоял в другом дивизионе, поэтому нам с ним не приходилось встречаться, хотя и воевали рядом.
Здесь мы воочию убедились каким сокрушающим и грозным оружием являются гвардейские минометы. Ракетные снаряды, выпущенные нашими «Катюшами» подавляли огневые точки, сжигали находящиеся на исходных позициях в глубоких балках боевую технику, деморализовали и уничтожали живую силу врага. Наконец, завершился полный разгром фашистских войск, окруженных под Сталинградом. По
ним последние залпы нашего полка прогремели 2-го февраля 1943 года. После этого, в день празднования 25-ой годовщины Красной Армии мы воинскими железнодорожными эшелонами прибыли в Москву для пополнения личного состава и обновления ракетных установок, смонтированных на шасси автомашины «ЗИС-6», изрядно потрепанных в боевых действиях под Сталинградом. В столице разместили нас в Измайловских казармах, выдали всем гвардейские значки и медали за оборону Сталинграда, несколько раз помылись в бане. 8-го марта на плацу перед казармами у красного знамени полка, только что полученного от Ставки Верхновного Главнокомандования, мы дали клятву беспощадно громить врага и беречь святыню-красное знамя полка. В середине марта 1943-го года полк второй раз покинул столицу (первый раз к Сталинграду в ноябре 1942-го года) с обновленным вооружением (новыми «Катюшами») и молодым пополнением личного состава.
Теперь прибыли на Брянский фронт, расположились недалеко от города Новосиля. Здесь мы с Сергеем Кононовичем Лагутиным оказались в одном дивизионе в качестве командиров минометных расчетов - «Катюш».
Настало лето 1943-го года. В каждую ночь на наш участок фронта стали прибывать стрелковые части, гудели моторы танков, артиллерийских тягачей и автомобилей, предвещая, что скоро начнутся жаркие бои.
По результатам нескольких разведок с боем, где участвовали «Катюши» нашего дивизиона, стало известно, что немцы в секторе Новосиля создали глубоко эшелонированную оборону, накопили много танков, орудий и пехоты. Поэтому мы очень тщательно готовились к предстоящим боям. Нас учили вести бои в условиях круговой обороны, стрелять по видимой цели прямой наводкой, отражать танковую атаку, маскировки и т. д.
Конечно, мы еще не знали кто и когда пойдет в наступление, но к обороне готовились основательно. В один из вечеров в конце июня, наш дивизион (3 батареи по 4 «Катюши» в каждой) дал огневой залп по позициям противника и случайно сбили 2-хфузеляжный самолет-корректировщик врага, названный нашим бойцами «рамой». Фашистский стервятник безмятежно купался в лучах заходящего солнца и кружил над переднем краем нашей обороны, выискивая цели для своей артиллерии, но, сделав роковой вираж, угодил как раз на траекторию полета наших ракетных снарядов. От попавшего в него снаряда он, естественно, взорвался в воздухе на большой высоте.
Этот эпизод, пожалуй был тогда добрым предзнаменованием в канун великого сражения на Орловско-Курской дуге.
И вот, наконец, дивизионы нашего полка были срочно переброшены из под Новосиля на заранее подготовленные защищенные огневые позиции на переднем крае обороны.
12 июля мы дали серию залпов по вражеским укреплениям. После мощной артиллерийской подготовки, ударов дальней авиации и штурмовиков войска Брянского фронта пошли в наступление. Южнее нас, как сообщили, происходило знаменитое танковое сражение под Прохоровкой. С этого момента началось общее наступление наших войск на Орловско-Курской дуге. Немцы яростно сопротивлялись, каждый населенный пункт, каждую высоту на местности приходилось брать с ожесточенным боем, почти всегда при поддержке артиллерийского огня, реактивных установок, «Катюш». Атаку пехоты и танков мы поддерживали огневым валом, как это делали под Сталинградом, когда подавляли сопротивление окруженной группировки Немцов и обеспечили ее ликвидацию.
Расстояние от Новосиля до Орла - 70 км по прямой, мы преодолели за 23 дня, т. е. По 3 км в среднем в сутки. События того времени для меня знаменательны еще тем, что в дни непосредственной схватки с врагом я был принят в члены ВКП (б) и стал коммунистом. Кандидатом в члены партии становился еще тогда, когда громили фашистов под Сталинградом, из истории моей жизни эти события не вычеркнешь, и я горжусь этим. Если это могло случиться - умереть коммунистом, говорило тогда о многом в физическом и духовном смысле. Встав в ряды войнов-коммунистов, наверное, тогда я подумал правильно, ведь тогда там это было равносильно добровольному вступлению в смертники. Город Орел мы освободили 5-го августа, в этот же день степным фронтом был освобожден и Белгород. В честь этой победы был произведен в Москве первый за всю войну победный артиллерийский салют. В след за Орлом освободили и Брянск. С октября 1943 года наш фронт стал называться Белорусским, до этого назывался Брянским. С этого момента и до конца войны с боевым другом Сергеем Кононовичем я воевал вместе в одном дивизионе, где он командовал огневым взводом 1-ой батареи, а я - 2-ой батареи, негласно соревнуясь, чья батарея откроет огонь по вражеским позициям первой и обеспечит точное попадание своих реактивных снарядов в заданные цели.
В конце августа, перед вступлением на Белорусскую землю, наш полк участвовал в освобождении Кричево, поддерживая 61-ю и 3-ю армии. Потом нас резко повернули на север на помощь 50-ой армии, освобождать город Жиздру и ликвидировать окруженную группировку немцев в районе между железнодорожными станциями Дятьково и Жуковко. Вслед за этим форсировали реку Десна южнее Рославля и ударом своих «Катюш» помогли войскам Белорусского фронта овладеть городом Климовичи. В это время южнее нас был освобожден 1-ый районный центр Белоруссии - город Холмск. Руководство фронта поставило задачу ускорить освобождение областного центра Гомеля. Задачу поддерживать войска 1-го Белорусского фронта в намеченной Гомельско-Речитской наступательной операции получили и дивизионы нашего полка. В результате боев были освобождены Речитца (17 ноября) и 26 ноября 1943 года город Гомель.
После изгнания немцев из города Костюковичи полк остановился недалеко от райцентра Краснополье для пополнения личного состава и замены реактивных установок, смонтированных на маломощных автомобилях «Шевроле». Здесь мы получили новые «Катюшах» на более мощных «Студибекирах».
Настала зима 43-44 годов. Несмотря на неблагоприятные погодные условия, в течение почти 7 месяцев, до середины 44 года, т. е. До начала летней Кампании, продолжались местные наступательные операции по освобождению восточных районов Белоруссии. Нашему полку пришлось участвовать в боях по изгнанию немцев из городов: Мозырь, Калинковичи, Ргачевско-Жлобинской и Полесской наступательных операциях. В середине июня 1944 года нашему дивизиону было приказано занять оборудованные в течение 2-х последних месяцев, огневые позиции вблизи Днепра, напротив города Жлобин, еще занятого немцами. Оставив обжитую за зиму стоянку под Гомелем, мы скрытно от немцев ночью перебрались на новое место дислокации на переднем крае. По результату разведки с боем мы уточнили цели, подлежавшие подавлению в первую очередь, когда здесь начнется наше наступление. 24 июня 1944 года началось генеральное наступление нашего 1- го Белорусского фронта под командованием генерала армии Рокоссовского, в распоряжении которого находились все дивизионы нашего полка «Катюш».
От него мы получили задачу поддерживать огнем 3-ю гвардейскую общевойсковую армию генерал-лейтенанта Горбатова Н.В., того, который перед войной, был обвинен в антисоветской деятельности, отстаивая невинновность тогдашних видных военноначальников, расстрелянных в годы сталинской репрессии. О том, как его арестовывали, мучили и истязали физически и потом перед самым нападением Германии на нас сослали в Колыму, затем уже в ходе войны вызвали в войну и направили на фронт, сам Горбатов А.В., уже после войны описывал в книге «Годы и войны», аналогично тому, как эти события описывал А.И. Солженицын в рассказе «Один день Ивана Денисовича», опубликованному после осуждения культа личности Сталина.
Итак, 24 июня 1944 года, залпы наших «Катюш» возвестили о начале нашего генерального наступления в Белоруссии. Огневая мощь фронта громила укрепления немцев, считавших, что они неприступны и рассчитаны на длительную оборону. Огневой вал и наших «Катюш» сделал свое дело. Штурм позиции противника был успешным и линия обороны на участке Жлобин-Рогачев была сломлена. В результате Жлобин нами был освобожден 26 июня. Развивая наступления быстрым темпом, нам удалось 28 июня добраться до города Осиповичи и освободить его. Это дало возможность нашим войскам, создав 2-ой по величине после Сталинграда «котел», окружить большую группировку немецких войск в районе Бобруйска, расчленить ее и уничтожить. Город Бобруйск был освобожден 29-го июня.
За действенной и активное участие в победе над врагом в этом районе, нашему полку было присвоено наименование «Бобруйского» и он стал называться: «313-ый Бобруйский гвардейский минометный полк».
Наступательный порыв наших войск здесь был настолько велик, что временами передний край фронта перемещался на 60-70 км в сутки, впереди нас немцы удирали без оглядки. Иногда мы опережали отступающих немцев и тогда они оставались позади нас. Бывали случаи при этом, когда наша штурмовая авиация, ошибочно приняв наши наступающие подразделения за немецкие, атаковала и своих. Во избежание этого все наступающие части при появлении на небе своих штурмовиков стали применять сигнальные ракеты, пускали их в сторону движения, тем самым обозначив свое местонахождение в данный момент.
Не встречая серьезного сопротивления противника, окончательно деморализованного, нам удалось продвинуться далеко на Запад и освободить 30 июня город Слуцк и 8 июля 1944 года город Барановичи, бывший областной центр Белоруссии.
Преследуя противника, мы подошли к городу Лида, но дальше не пошли, а повернули на юго-запад, форсировав реку Неман, вышли к городу Волковыск, где неожиданно вступили в кратковременный бой с группой немцев, оставленных для прикрытия своих отступающих частей в направлении к Белостоку. Освободив город
Волковыск, совместно с частями войска польского, действовавшими тоже в составе 2-го белорусского фронта, вступили в западную Белоруссию. Немцев прогнали из Белостока 27 июля и продвинувшись на запад, в начале августа освободили города Ломжа и Остроленка на реке Нарев, бывшей когда-то границей запданой Белоруссии с Польшей. Войска 2-го Белорусского фронта, где мы состояли, уже вышли на данный момент на ближайшие подступы к границе Восточной Пруссии.
Наш 496-ой дивизион 313-го полка «Катюш» разместился в близи города Ломжа, остановился здесь для отдыха, приведение в порядок боевой техники и накоплении материальных средств, необходимых для ведения дальнейших боевых действий. Теперь огневые налеты по немцам мы делали только тогда, когда обнаруживалась их активность в секторах обороны. В-основном огонь вели по району лесного массива, названного «сапог» по сходству его конфигурации на топографической карте. Стало известно, что командующим 1-го белорусского фронта стал Жуков, 2-го белорусского - Рокоссовский. Это означало, что решающая схватка с фашистом приближается.
В ночь с 4 на 5 января 1945 года все дивизионы нашего полка были подняты по тревоге и в боевом порядке, готовые в любой момент вступить в бой, направлены в сторону Праги Варшавской для огневой поддержки прорыва оборона немцев севернее Варшавы на северном побережье реки Висла (на ее изгибе).
Наша помощь позволила подразделениям 1-го Белорусского фронта успешно развивать наступление в обход Варшавы, которая пала 17 января 1945 года и в нее вступили 1-ми части войска Польского. 13 января началось наступление нашего 2-го белорусского фронта в Млавском направлении против Восточно-Прусской группировки немцев. Оказалось, что противник готовился к встрече с нами здесь основательно, успел соорудить усиленные опорные узлы сопротивления, поэтому войска, поддержанные нами, сумели овладеть польским городом Млава только 19 января.
После этого наш 313-ый гвардейский минометный полк передали в распоряжение кавалерийского корпуса. Дальнейший успех продвижения фронта на южной границе Восточной Пруссии обеспечивал и кавалерийский корпус генерал- лейтенанта Ослековского (уже после войны он консультировал съемку кинофильма «Тихий Дон»), неожиданной лавиной прорвавшийся на территорию Восточной Пруссии и захвативший без сопротивления важный жд узел и первый на нашем пути наступлении немецкий город Аленштейн. Поляки потом переменовали его потом в Алштын. Во время этого эпизода дивизионы нашего полка следовали в колоннах кавалерийских эскадронов, и мы - гвардейские минометики, в город вступили одновременно с ними. Наше ночное появление в Аленштейне было для немцев неожиданностью, горожане безмятежно спали, работала электростанция и телефонная связь, можно было связаться с любым городом Германии, целыми были торговые точки, функционировали жд дорога. Дежурный персонал жд станции, внезапно оказавшись в плену, не успел доложить своим о захвате станции «казаками», как называли немцы наших конников.
В результате этого отступавшие из Кенинсберга воинские эшелоны врага, пребывшие на станцию Аленштейн ночью, попали в наши руки. 26-го января мы вышли на побережье Балтийского моря и отсекли главные силы Восточно-Прусской группировки от собственной Германии, связь по суши Кенинсберга с Данциком перестала существовать, и он оказался окруженным окончательно. После этого наш полк «Катюш» через город Бромберг (Бытгаш), освобожденный войсками 1-го белорусского фронта и востановленную переправу на реке Висла, был переброшен в Восточную Померанию. Здесь совместно с подразделениями войска Польского и 2-го Белорусского фронта мы участвовали в боях за взятие польских городов: Конитц и Тухаль, за что получили благодарность Верховного Главнокомандования.
Оказалось, что в районе города Шнейдемюль (Пила) в Восточной Померании, немцы создали опорные пункты, собрали большую группировку войск. После упорных боев и захвата города Шнейдемюля эта группировка была окружена и 14 февраля 1945 года ликвидирована полностью. После этого, двигаясь походным маршевым порядком, мы овладели очень красивым городом Нойштетин, 4 марта захватили город Кёзлин, вышли опять на побережье Балтийского моря в районе портового года Кольберг, где немцы имея артиллирейскую поддержку военных кораблей со стороны моря, оказывали нам упорное сопротивление. К моменту завершения разгрома, прижатые к морю восточно-померанские группировки, в середине марта 1945 года, наш полк разместился в зоне между городами Кёльберг и Шведт на кратковременную передышку. 20 апреля войска 2-го белорусского фронта, поддержанные нашим 313-м гвардиминометным полком, включились в Берлинскую наступательную операцию, начатую 16 апреля 1-м украинским и 1-м белорусским фронтами.
Мы с большим трудом под почти беспрерывным артиллерийским огнем и бомбежкой с воздуха форсировали реку Одер в нижнем ее течении. Опрокинув противника с укрепленных оборонительных рубежей не западном берегу, мы овладели 26-го апреля городом Штетин-крупным балтийским морским портом, по этому поводу в Москве был дан победный артиллерийский салют, личный состав нашего полка получил очередную благодарность Верховного Главнокомандующего. Преодолев одорскую водную преграду, наши войска пошли в наступление широким фронтом по немецкой земле в сторону Ростока и Виттенберге. 25 апреля 1945 года состоялась встреча с американцами на реке Эльба. Наш полк разместился в только что захваченном городе Виттенберге на восточном берегу реки. Американцы раскинули свой лагерь на противоположном берегу реки.
Для 313-го бобруйского краснознаменного орденов Кутузова и Ал. Невского гвардейского минометного полка на этом война закончилась.
После капитуляции Германии наш полк из города Виттенберге в восточной Померании через Северную Польшу возвратился в город Аленштейн в восточной Пруссии и расположился в пункте постоянной дислокации в сохранившемся целым военном городке, имевшим все соответствующие атрибуты и сооружения для автономного функционирования.
В октябре 1945 года мне командование полка дало отпуск, и я вернулся домой в Узбекистан. Попрощаться с боевым другом Сергеем Кононовичем не смог - торопился скорее домой. С ним встретился только через 25 лет в городе Москве, где он обзавелся семьей и после пережитых испытаний на вышеописанных мною долгих, нескончаемых дорогах войны, окончательно до конца жизни обосновался и заслуженно укоренился в родной столице Москве!
Это хронологическое описание нашего совместного боевого пути посвящаю светлой памяти Лагутина Сергея Кононовича и остаюсь в надежде, что его внуки и правнуки смогут по географической карте определенно представить пути-дороги фронтовые, пройденные их предком в 42-45 годах.

Файлы для скачивания

Рекомендованные материалы
Прочти меня, если сможешь
8 Января 2016
Прочти меня, если сможешь
Советские "тьюринги" и криптография времен Великой Отечественной Войны
Маршал Советского Союза Г. К. Жуков
1 Декабря 2015
Маршал Советского Союза Г. К. Жуков
Война, полководческая деятельность – самое трудное, многогранное, кровавое дело из всех отраслей чел...
Бой Чехословацкого батальона у деревни Соколово
1 Марта 2016
Бой Чехословацкого батальона у деревни Соколово
3–13 марта 1943 г. впервые на советско-германском фронте в бой вступил 1-й Чехословацкий отдельный п...