Седов Валентин Константинович

Даты рождения и смерти неизвестны
Меcто рождения:
г.Москва
Меcто призыва:
г.Москва
Звание, в котором закончил войну:
Рядовой
Год призыва:
1942
Воинское формирование, в котором закончил войну:
53 отдельная разведрота при 182 стрелковой дивизии 1 ударной Армии

Военная биография

Вначале информация о проекте «Бессмертный полк – Москва» проходила мимо. Да, всё правильно, да хорошая инициатива, но заниматься этим некогда – всегда дела, суета.

Недавно заказала папин увеличенный портрет. Не для проекта, а для себя, для его внуков, которых он так и не увидел, но о которых, конечно же, мечтал. Мечтал описать всё, что пережил в войну, рассказать им как это страшно – «ЧТОБЫ ПОМНИЛИ». Не успел, «догнала» его война в 1980 году в 55 лет.

А помнить надо, сейчас многие забыли об ужасах войны, о «цене» Победы. Ещё остались в живых ветераны войны, а уже рвутся мины у границ России, гибнут люди. Самое страшное – не от рук чужаков, а от многих их тех, чьи деды, прадеды сражались против фашистов.

Глядя на портрет отца, где он молодой, красивый смотрит уже издалека, поняла, что надо
написать о нём, чтобы сохранить его имя. Вглядываясь в родное лицо, прожив уже дольше него, понимаешь, что война неизбежно оставляет свой след, прожигает душу, оставляя пепел, который «стучит в сердце». Это и повлияло на то, что в далёкий июльский день папино сердце остановилось – обширный инфаркт без надежды на спасение. Мама говорила, что ему до 40 лет снились обстрелы, бомбёжка, он ночью вставал, шёл курить, не сразу мог успокоиться.

Мой отец родился в Москве на Рогожской заставе, на фронте его часто так и звали: «Москвич». На фронт ушёл добровольцем в 1942 году семнадцатилетним пареньком. По отрывочным рассказам помню, что их эшелон шёл через Москву и должен был простоять там несколько суток. Чтобы повидаться с родителями, он сбежал домой, когда вернулся – эшелона на путях не было. В то время уже вышел приказ № 227 «Ни шагу назад», поэтому отдали его под трибунал и отправили в колонию. Там были и уголовники, и «политические», и нарушители с фронта. Колония находилась среди мордовских болот, воды почему-то не было, многие пили болотную воду и умирали от дизентерии. Вскоре его отправили в штрафной батальон на фронт, где он попал в разведроту на передний край. Важно то, что в таком юном возрасте попасть в такие условия и не «сломаться», не озлобиться – это много значит. К тому же, уверенно могу сказать, что он был истинный патриот свой Родины. И хотя побывав в штафбате, уже ни званий, ни наград особенно не давали, но сердце его под единственной медалью «За отвагу» было навсегда предано родной земле.

Уже доподлинно известно, что мысль материальна и, если мы все вместе, живущие на свободной земле благодаря им, сохраним дорогие имена – этот полк станет бессмертным не только на бумаге, в музеях, на интернет-страницах, но и иной действительности. Они уйдут в вечность, возрождённые нашей памятью, любовью, верой. Этот Полк, уходя всё дальше, будет существовать, но уже по другим «запредельным» законам. И видится, колонна за колонной уходят рядовые в выцветших гимнастёрках, между ними офицеры, генералы. Там уже другие правила подчинения и субординации. Идут те, которые навсегда остались молодыми. Их больше тех, кому повезло больше, кто успел пожить после войны. Если бы немецкий снайпер прицелился чуть выше, то о моём папе некому было бы писать. Его отец в 1943 году погиб от несчастного случая на заводе (у него была «бронь» и он работал для фронта), а мать умерла бы не в 1949 году, а раньше, выплакав все слёзы. И больше никого из родных. А сколько таких юных осталось лежать в земле. Колонны пополняются всё новыми солдатами, не так много времени осталось до тех пор, когда Полк дождётся последнего солдата – ветерана Великой Отечественной, чтобы уйти в вечность.

С горечью ли, с грустью, но надо признать очевидное - они уходят всё дальше. История человечества доказывает, что из памяти каждого последующего поколения постепенно стираются даже самые ужасные и особо значимые события. Попробуйте найти человека, который помнит и знает своего предка – участника Отечественной войны 1812 года, а прошло всего 200 лет. Это изучают в школах, отмечают даты, но это уже далёкое героическое прошлое.

Существует легенда о том, что занявшие летом 1941 года дер. Бородино фашисты, когда они нагло и самоуверенно шагали по русской земле в новенькой амуниции и крушили всё на своём пути - монастырь на Бородинском поле остался целым. Этот монастырь основала вдова генерала Тучкова, погибшего в Бородинском сражении. Обычный человек не заметил бы того, что видели монахини: воинов на белых конях, окруживших монастырь и защитивших его. Считается, что это были погибшие в Бородинском сражении. И так может случиться, что придёт день и солдаты Бессмертного Полка встанут плечом к плечу и защитят нас или наших потомков от врагов. Невидимые, но сильные своим духом, бесстрашные в своём бессмертии.

Мой отец собрал огромную библиотеку военных мемуаров участников той войны. Помню с детства множество книг со схемами, стрелками, нудным (как мне тогда казалось) описанием стратегии и тактики сражений. Поэтому он знал о войне почти всё.

Уверена, что в душе он навсегда остался солдатом Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. и достоин зачисления в личный состав Бессмертного Полка – Москва!

Дочь, Седова Е.В.


Из записей Седова В.К. осталось только: письмо (осталось без ответа) к бывшему командующему генерал-лейтенанту Курочкину П.А. и воспоминания о поездке в г. Старую Руссу в 1973 году по местам боёв.

Отрывок из письма Курочкину П.А.

«Я долго хотел написать Вам, а решился только после того, как в начале января 1973 года (в свой отпуск) посетил места былых походов, боёв, поисков, ранений под известным для Вас городом - Старой Руссой. Почему поехал? Так устроен человек, иногда возвращается к прошлому, именно к тому, оставленному тобой кусочку жизни, который вечно хранится в памяти как наиболее неповторимый.

Со мной это произошло черед 30 лет – вот и поехал!

Посмотреть, как живёт Старая Русса, которую я видел (не в деталях, конечно) с 4 по 6 марта 1944 года (это было при переходе на реку Великую с 709 полком МЗА-37).

Припомнить незабываемый переход в начале октября 1943 года с места высадки ст. Пола, через реки Пола, Ловать в район Сёмкиной Горушки, Козлово, Веревкино.

Найти тот глубокий овраг, где располагалась и откуда действовала 53 отдельная разведрота при 182 стрелковой дивизии 1-й ударной Армии.

Найти место, где разведчики гоняли октябрьской ночью гренадеров противостоящей немецкой дивизии «Лев».

Увидеть место, где немецкий снайпер выбил каждого третьего солдата нашего взвода (удивительно, как я мог его обхитрить).

Увидеть места под упомянутыми деревушками (которых в помине не было), где разведчики нашей роты удачно вели поиски, разведки, захват пленных «языков» (до нас подобных «языков» не брали по 5-6 месяцев различные подразделения армии).

Найти и вспомнить место ранения, госпиталь ГЛР-3037, запасной полк, 2-ю батарею 7009 зап.МЗА-37 охранявшую железнодорожный мост через реку Пола, где я служил наводчиком орудия №2. Место падения немецкого «Физлер-Шторха» сбитого и упавшего вблизи реки у железнодорожного моста.

Пешком я прошёл по Холмскому шоссе от Теремово до Севриково и далее по передовой 1943 г. Через деревни Зуйки, Борок, Семкина Горушка, Козлово, Веревкино, Ефремово. Прошёл по Рамушевскому тракту через деревни Старая Деревня, Новорамушево, прошёл по лесу 7-8 км, где стоял полевой госпиталь и шла передовая по кромке обширного болота.

Обидно, конечно, что везде, где я проходил, мало, что напоминает о бесчисленных и кровавых сражениях, которые проходили в этих местах 30 и более лет назад.

Братские кладбища (могилы) отсутствуют. Памятников не только солдатам, но и командирам нет. Например, у деревни Ефремово, где у крутого берега реки Порусья располагался санбат дивизии, из всей солдатской трагедии можно найти только имя командира партизанского отряда т. Крайнова (в котором служила и погибла Зоя Космодемьянская). Мало!

Под Старой деревней (у Рамушево) вблизи бывшего графского дома (наш госпиталь), братское кладбище в совершенно запущенном состоянии, сохранены лишь несколько имён погибших со времён войны - в мае-июне 1943 г.

Всё это уже впечатления, а меня во время моего похода целиком занимали воспоминания.»

«Утром 10 ноября подъём сыграли рано. Снова ординарец Юдкина приоткрыв плащпалатку, крикнул: «Подъём!», а уже после сказал:

- Суханов, после завтрака строй взвод внизу у оврага на площадке.

- Что такое, опять в разведку?

- Нет, вроде, сам командующий приедет награждать разведчиков, говорят «язык» ценный оказался.

- Ну, если уж сам командующий, то можно и построиться… и, обращаясь к солдатам:

- Почистить оружие, обувь, подшить воротнички, мыться, бриться.

Около полудня построилась вся рота. День был погожий, временами выглядывало солнышко. Лица солдат порозовели от лёгкого морозца. Командир роты, выслав на дорогу наблюдателей, прохаживался и поучал разведчиков, как надо встречать генералов. Наконец, строй дрогнул, зашевелился, а подбежавший ординарец коротко выпалил: - Едет!

Наверху оврага остановилась легковая машина, а к строю уже подходил, показавшийся мне высоким и солидным, генерал. Он вошёл в каре выстроившейся роты, поздоровался и после дружного ответа, произнёс:

- Я знаю, что значит взять «языка» и поэтому приехал сказать вам – спасибо, орлы!!!

- Служим Советскому Союзу!!! – загремело над лесом. Генерал улыбнулся: - Ничего, громко.

- Можно так, чтобы немцы услышали, подсказал Юдкин.

В это время к генералу подбежала большая собака. Он коротким движением руки усадил её возле себя и заговорил, обращаясь к солдатам:

- Услышали ли немцы, не знаю, а Джек услышал. Он у меня ихней породы, чистых немецких кровей. Бывало, обходишь передовую, выпрыгнет из траншеи и к немцам. Вдруг стрельба, шум, крики, что такое? Оказывается Джек к немцам в гости побежал, а те не признают родственника. Погибнет, думаю, Джек, а как видите жив, но на немцев сильно обижается.

Генерал повернулся к собаке и, повысив голос, сказал:

- Джек, фрицы!

Собака положила уши, легла на живот, пригнула голову и зло заворчала, поводя головой. Солдаты шумно рассмеялись.

В это время подошёл адъютант, подал генералу бумагу и слегка похлопал ладонью по небольшому кожаному мешочку, который держал в руке. В мешочке что-то брякнуло.

- Капитан, покажите-ка кто у Вас «языков» таскал?

- Это 1-й взвод отличился. Генерал в сопровождении Юдкина подошёл к правофланговому 1-го взвода. Капитан представил: - Помкомвзвода, старший сержант Суханов – командир группы захвата. Он и фельдфебеля взял.

Генерал оглядел Суханова ног до головы и указав на медаль, спросил:

- Партизан?

- Так точно, был! – ответил Суханов. Генерал обратился к Юдкину:

- Направишь ко мне в штаб, подыщем ему работу.

- Сколько разведчиков потерял? – вновь обратился генерал к Суханову.

- Двое убитых, товарищ генерал, из группы захвата узбек Тургенбаев и воронежский Птичка…Юрий. Последнее слово Суханов произнёс тихо.

- Так…, генерал задумался на несколько секунд, затем твёрдо обратился к капитану с вопросом:

- Ну, а кто же офицера тащил, да потерял по дороге?

- Боец Неверов, он был ранен, взяли его на время из санбата, сегодня обратно отправим.

Они подошли к Борису у которого вся голова была обвязана. Шапка прикрывала слой бантов на голове.

- Задело, видно, тебя крепко, Неверов?

- Так точно, товарищ генерал, если бы Москвич не вытащил, не стоять мне перед Вами.

- Юдкин, покажи-ка мне Москвича.

- Разведчик из группы захвата, Седов, капитан кивнул в мою сторону.

- Генерал, отмерив несколько шагов по направлению ко мне, остановился и с некоторым укором сказал:

- Что же, Седов, офицера не могли в сохранности доставить?

Моему смущению не было предела, и, как мне казалось, выглядел я немного глуповато, но всё же негромко ответил:

- Виноваты мы, товарищ генерал, тяжёлый фриц оказался.

- Вас было несколько человек, справиться что-ли не могли? Задавая вопросы, генерал чуть улыбался.

- Нас было трое, шли последние, офицер без сознания, в проволоке запутался, тут же Неверова ранило, Тургенбаева убило…- почувствовал, что смущение проходит, но генерал перебил.

- Всё ясно, докладывали мне правильно… и обращаясь к капитану, сказал: Начнём.

- Генерал обратился к солдатам:

- Товарищи, командование оценило Вашу работу положительно. «Язык», доставленный Вами заговорил, поэтому решено наградить отличившихся в захвате пленных.

- Старший сержант Суханов и рядовой Неверов три шага вперёд, марш! Награждаю вас за взятых вами пленных орденами Красной звезды!

Генерал и адъютант с кожаными мешочками подошли к Суханову. Взяв из рук адъютанта новенький орден, генерал повесил его на бушлат старшего сержанта. Таким же порядком орден был прикреплён и Неверову.

- Разведчик Нуждин, три шага вперед, марш! Награждаю Вас, товарищ Нуждин, медалью «За боевые заслуги».

Обращаясь ко всей роте, генерал сказал, что награждает медалью «За отвагу» погибших в бою разведчиков Птичку и Тургенбаева.

Вдруг генерал вновь повернулся лицом к 1-му взводу и внушительным голосом приказал:

- Кузнецов, Седов, три шага вперед, марш!

Опешил я от этой неожиданной команды, но увидев, что моряк выходит, тоже (правда, не совсем чётко) выполнил команду.

- Кругом! – звучит новая команда.

- Разведчикам Кузнецову и Седову за смелые и активные действия при захвате «языка», объявляю благодарность!

Вскоре разведроту перебросили на новый участок. Где-то здесь, на этом участке я и был ранен в немецкой траншее, в одном из ночных поисков 29 ноября 1943 года. Это был мой 21 выход в разведку.»

Ветеран участвовал в следующих сражениях:

  • на Северо-Западном и 2 Прибалтийском фронтах, в боях под г. Старая Русса

Награды ветерана

Медаль «За отвагу»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»

Биография после войны

До войны окончить десятилетку не успел, окончил 10 классов уже в 24 года после войны. Затем, работая на заводе, окончил Плехановский институт. Работал экономистом, начальником отдела.

В 1955 году женился, в 1956 родилась дочь.

С 1956 по 1958 гг. "поднимал целину" в Северном Казахстане (г. Макинск).

Любил природу, путешествия, походы: летом с палаткой, зимой на лыжах.

Любил стихи С. Есенина и В. Маяковского, песни В. Высоцкого

Рекомендованные материалы
Встреча  советских и американских войск на Эльбе
Встреча советских и американских войск на Эльбе
Даже в насыщенной многообразными событиями хронике Великой Отечественной войны дата 25 апреля 1945 г...
И. Д. Черняховский
И. Д. Черняховский
Иван Данилович Черняховский – один из наиболее талантливых молодых полководцев, выдвинувшихся в ходе...
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
В памяти народа навсегда останутся подвиги тех, кто в годы Великой Отечественной войны и советско-яп...