Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Куликова Вера Александровна

22.09.1921 - 05.05.2009
Меcто рождения:
г. Богородск (Ногинск), Московской губернии

Военная биография

Куликова Вера Александровна, моя мама, родилась 22 сентября 1921 года, в городе Богородск Московской губернии (сейчас это город Ногинск). Она прожила 87 лет и оставила нам описание своей жизни под названием «Мой XX век». Выдержки из ее рукописи, относящиеся к военному времени, здесь и приводятся.

«В 1925 году мой отец, Куликов Александр Алексеевич, устроился работать на торфо–предприятие в поселке Электропередача в 25 км от Богородска, где по плану ГОЭЛРО строилась первая электростанция на торфу под руководством инженера Классона. И наша семья туда переехала (к тому времени у меня появились младшие брат и сестра: Юра и Люба). Жили бедновато. Около дома родители сажали картошку и другие овощи. Летом папа приносил много грибов…

В 1939 году я поступила в 1ый мединститут имени Сеченова (МОЛМИ). До войны учеба шла на Моховой. Жила я в общежитии. «Анатомичку» приняла нормально. Все мои однокурсники обожали анатома Ускова. Порой кости для изучения носили домой. Я успевала ходить и в театры. Больше всего любила МХАТ и Большой, где пересмотрела все спектакли…

22 июня 1941 года, в воскресенье, домой к родителям я не поехала, потому что шла сессия и я готовилась к экзаменам. В 12 часов из выступления Молотова мы узнали о бомбардировке городов страны. Все были в ужасе, но твердо верили, что наша армия быстро даст надлежащий отпор врагу…

Во время летних каникул в первые месяцы войны я работала в совхозе рядом с поселком Электропередача на прополке овощей, а с сентября снова поехала в Москву на учебу. Бомбежки были почти каждый день. Нас, студентов, назначали на дежурства для борьбы с зажигательными бомбами на крышах клиник института. Конечно, было страшно…

В один день в конце сентября нас призвали на рытье окопов по белорусскому направлению. На площади у Белорусского вокзала, где мы собрались, ко мне подошел комсорг нашего потока Айказ Еремян и предложил поехать на особое задание вместо рытья окопов. О сути задания ничего не сказал, только просил предупредить родственников, что будем отсутствовать 2 – 3 недели. На следующий день 25 студентов «особистов» были доставлены в филиал нашего института – институт токсикологии, где после предварительного поверхностного осмотра каждому нанесли на кожу левого плеча кожно–нарывные отравляющее вещества одновременно с нанесением разных дегазаторов. Видимо, стояла задача проверить действие последних. Нас госпитализировали в 25 горбольницу. Там ежедневно осматривали у нас «опытное поле», зарисовывая или фотографируя изменения, которые, естественно, появлялись. Реакция у всех была разная. У меня, кроме гиперемии и умеренного отека, процесс дальше не пошел. А у других дело доходило до некроза. Каждый день объявляли воздушные тревоги, и мы до своей выписки из больницы помогали эвакуировать «настоящих» больных в подвал. В первой декаде октября институт эвакуировался в Уфу. Я к этому была не готова, поскольку не могла экипироваться и предупредить родителей об отъезде. Институт уехал без меня.

Как я добралась домой, это отдельная история. Поезда не шли, только с грузами и эвакуированными на восток. Удалось доехать лишь до Обираловки (ныне город Железнодорожный), а дальше – пешком до Павлово - Посада, это заняло 12 часов. Хорошо , успела на паровую «вертушку», которая ходила из Павлово - Посада три раза в день до Электропередачи….

16 октября Москва была на грани вторжения фашистов, и наш поселок с 10 октября 1941 года по 1 апреля 1943 года имел статус прифронтовой зоны.

Наша семья решила не эвакуироваться, тем более, что папа был мобилизован в батальон для защиты поселка, а брат отправлен на фронт. Студентов, съехавшихся домой, вербовали на военную базу по производству снарядов в Горьковской области. Я решила ехать. Добрались на автобусе в жуткий мороз, три раза останавливались на ночлег, спали на полу у каких-то придорожных тетушек и рано утром трогались дальше. Приехали мы в поселок Юганец, где в военном городке еще до войны было организовано производство артиллерийских снарядов. С нами провели строгую беседу, поселили в недостроенном офицерском доме без центрального отопления, на 3м этаже по 5 человек. Лестница наверх – вся во льду и без поручней, жуть!

Поставили нас в цех, где мы скипидаром очищали отработанные гильзы снарядов. Взялись за работу с энтузиазмом, но довольно скоро иссякли: работали в 2 смены, днем и ночью. Кормили очень плохо, суп с минимальным количеством крупы, хлеба давали мало, чай с сахарином. Приходилось выменивать на хлеб взятую с собой одежду и обувь.

Потом военное начальство перевело нас на конвейер, по которому шли уже вычищенные или новые гильзы для производства трассирующих залпов зенитными батареями. Я работала в отделе ОТК: проверяла правильность заполнения гильз порохом, который засыпали в начале конвейера. Для этого снимала гильзы с конвейера, взвешивала их и возвращала на конвейер для дальнейшей обработки.

В начале 1942 года мне пришел вызов в институт (в Уфу), и я вернулась домой на «Электропередачу», намериваясь продолжить учебу с сентября. А до этого с мая 1942 года я устроилась на работу в медсанчасть в 4х км от дома медсестрой в ПСМ № 22 (походная снаряжительная мастерская).

Эта мастерская делала такие же снаряды, как и та база, на которой мы работали в Горьковской области.

В санчасть приходили солдаты с различными травмами, часто эти травмы были такими, что пострадавших приходилось отправлять в госпиталь Павлово – Посада. Более пожилые солдаты болели, им я делала инъекции, перевязки, ставила банки.
После возобновления учебы, но уже весной 1943 года, институт отправлял студентов на трудовой фронт. Наша группа ездила на строительство железной дороги Кривандино – Шатура. Мы копали землю, делали насыпь, утрамбовывали грунт, спиливали мешающие этой работе деревья. Жили в ближайшей деревне. Помню, что в какие – то ударные дни нашей работы нам давали 100 гр водки и кильку, которые наши девочки меняли у деревенских на картошку и другие овощи. Так мы работали два месяца, а потом нас прокатили на платформах по «нашей дороге». Сильно качало, было страшновато…

Первый победный салют над Москвой состоялся после освобождения Орла. Какое было ликование народа!

В 1943 году мой брат Юра был ранен, лечился в госпитале в Иваново. Наша младшая сестра ездила его навестить, пропустила занятия в школе. За это ее классный руководитель поставила вопрос об исключении сестры из школы. Возмущению одноклассников Любы не было предела: ведь, это святое дело навестить раненого на фронте брата. В 1944 году родители получили от фронтового друга Юры печальное известие: брат был тяжело ранен в позвоночник в Литве под городом Шауляем, и вскоре скончался от ран.

Имя Куликова Юрия Александровича занесено в Красную книгу памяти участников ВОВ. Сестра Люба, сделав в шестидесятые годы запрос, получила сообщение, что Юра похоронен в братской могиле на окраине города Молетай, куда его прах был перенесен из Шауляя. Мы с сестрой дважды сумели съездить туда, поклониться праху брата и его соратников. А позже, году в 1981, почтили его память моя дочь с детьми. Было это до перестройки, в Литве еще помнили, кто их освободил и ухаживали за могилами погибших героев…….»

История жизни и опыт работы после войны

Мединститут мама закончила в 1946 году и с 1947 года после 6-месячной стажировки работала в Москве врачом в 4ой детской инфекционной больнице и поликлинике при ней.

С 1950 года работала в детском инфекционном отделении 13 горбольницы. Позже была там назначена заведующей боксовым отделением. Вступила в КПСС, была избрана секретарем партбюро больницы, членом райкома партии Железнодорожного района.

В 1962 году переведена в 82 городскую инфекционную больницу, где заведовала боксовым отделением, получила высшую врачебную категорию. Также избиралась секретарем парторганизации больницы, членом райкома партии Тушинского района. Работала там до выхода на пенсию.

Рекомендованные материалы
Крымская операция
22 Января 2016
Крымская операция
8 апреля 1944 года началась Крымская наступательная операция советских войск
Зиновий Колобанов – танковый ас
7 Января 2016
Зиновий Колобанов – танковый ас
Был короткий период в нашей истории, когда о самом трудном, драматическом для нашей страны первом го...
Второй фронт
16 Мая 2016
Второй фронт
20 мая 1942 года нарком иностранных дел В.М. Молотов, совершив рискованный перелет через территорию,...