Бушуева Лидия Петровна

05.08.1922 - 16.11.2014
Меcто рождения:
Крым
Меcто призыва:
Москва
Звание, в котором закончил войну:
медсестра
Дата призыва:
1941
Воинское формирование, в котором закончил войну:
хирургический военно - полевой госпиталь №4368

Военная биография

22 июня 1942 г. Лидия Бушуева стала добровольцем, получила назначение в действующую армию и стала медицинской сестрой хирургического военно - полевого госпиталя №4368. Работала в военно-полевых госпиталях. В последний год войны я находилась в составе войск 3-го Белорусского фронта. Во время Белорусской операции 1944 г. она принимала участие со своим госпиталем в Витебско - Оршанской, Вильнюсской и Каунасской операциях.

Вот ее рассказ о войне:

"22 июня пришла в институт на сдачу экзамена по марксизму-ленинизму. Здесь и узнали, что началась война, над нашей Родиной нависла опасность, и мы были в числе первых, кто встал на ее защиту. Студентов построили в спортивном зале, крикнули «Комсомольцы, шаг вперед!» Этот шаг в Трудармию сделали почти все.

Под Смоленском, где пришлось копать противотанковые эскарпы, мы приняли боевое крещение. Немецкие летчики буквально ходили на своих «мессершмиттах» и «фокке-Вульфах» по нашим головам. С бреющих полетов они безнаказанно поливали нас огнем из своих пушек и пулеметов, забрасывали бомбами. Помню, был случай, когда мы, несколько человек, спрятались в сарай. Фашистский летчик был или не очень опытным воякой и несколько раз «мазал», швыряя бомбы мимо цели. А скорее всего - эта тварь была отпетой сволочью, потому что не выдерживающие страшного напряжения люди выскакивали наружу, А там их косили пули и осколки. Сколько погибло народу в те месяцы - не счесть! А фашисты, забавляясь, сбрасывали на нас дырявые бочки, которые в полете выли, как воют бомбы тяжелого калибра, или обрабатывали нас своими погаными листовками, в которых писали: «Русские дамочки, не ройте ваши ямочки! Приедут наши таночки, зароют ваши ямочки!»

Осенью, когда немцы подошли к Смоленску, нас отпустили, и мы пешком пришли в Москву. Несмотря на тяжелую обстановку, москвичи над нами даже пытались подшучивать: «Девчонки, вы где так хорошо загорели?» В столице было тревожно, многие учреждения и организации, учебные заведения или уже эвакуировались, или готовились к эвакуации.

За то время, что меня не было в Москве, институт эвакуировали в Ташкент. Добираться туда самостоятельно не было ни сил, ни денег, да и кто знал, как там дальше обернется с учебой? Решила вернуться в Крым к родителям, а когда пришла на вокзал, то узнала, что немцы перерезали железнодорожное сообщение в районе Харькова. Остался единственный путь - уехать к родственникам в Ульяновскую область.

За год учебы в институте я овладела навыками работы на ключе, но когда в военкомате мне предложили стать радисткой, отказалась, потому что меня влекло в медицину. Ровно через год после начала Великой Отечественной войны, 22 июня 1942 г. я стала добровольцем, получила назначение в действующую армию и стала медицинской сестрой хирургического военно - полевого госпиталя №4368. Потом были и другие госпиталя.

Для меня ад был не на фронте, а в госпиталях, когда круглосуточно идет поток раненых и мы оперировали по 3-4 суток без сна, самой большой наградой и сокровенным желанием для нас была возможность выспаться. Но это случалось так редко.

Со временем приходил опыт. Я уже самостоятельно могла переливать кровь, делать внутривенные инъекции, делать операции по удалению конечностей, пункции в позвоночник, проводить анестезию. Иногда нехватка врачей была такой, что многие операции приходилось делать самостоятельно, И мне доверяли, что подтверждалось самими хирургами и их подписями в историях болезней раненых бойцов и офицеров. Господи, если бы можно было измерить, сколько литров крови я перелила и сколько километров бинтов перевязала, то ими можно было бы залить и обмотать всю планету.

А как тяжело было видеть, мальчишек, которых с операционного стола уносили без рук и без ног. Когда приходили в себя, многие из них об одном только просили: предать их смерти. Смерть дамокловым мечом висела над нами, она стала постоянной спутницей, собирающей свою кровавую поживу.

Привозят с фронта молоденького бойца, а у него уже все вены просели, время жизни пошло на минуты. В операционной палатке из освещения - одна коптящая керосиновая лампа. И все равно мы боролись за таких раненых. Знаем, что через вены на руках мы уже переливание не сделаем, пытаемся это сделать через паховые вены, и ведь, получалось!

Я уже говорила, что всегда хотелось спать и это самое мое стойкое воспоминание о войне. Приходит на память страшный случай, когда дежурный санитар из лучших побуждений в сортировочной избе, полной раненых и больных, хорошо натопил печку и до срока прикрыл вьюшку. До сих пор не могу понять, какой внутренний голос погнал меня в эту избу и как я кричала, призывая людей на помощь. Обошлось без тяжелых последствий... Идет операция по удалению конечности, в хирургическую палатку попал снаряд. Пропитанная специальным раствором парусина чадит, хлопья сажи везде сыплются, ночник еле дышит и, еще ко всему, сломалась пила. В последнюю секунду только успеваю заметить, как смертельно побледнел санитар и упал в обморок.

В последний год войны я находилась в составе войск 3-го Белорусского фронта. Во время Белорусской операции 1944 г. принимала участие со своим госпиталем в Витебско - Оршанской, Вильнюсской и Каунасской операциях. Видела, с какой радостью и слезами счастья на глазах встречали нас жители освобожденных городов Витебска, Орши, Борисова, Минска, Молодечино, Вильнюса, Каунаса и других, пока не вышли к государственной границе СССР с Восточной Пруссией.

С взятием Кенигсберга в начале апреля 1945 г. моя война с фашистской Германией закончилась. До сих пор помню и до конца дней своей жизни буду благодарить наших танкистов, за то, что они дали мне возможность въехать в главную поверженную цитадель немецкой военщины на самом красивом и героическом танке Т-34!"

Ветеран участвовал в следующих сражениях:

  • взятие Кенигсберга и многие другие

Награды ветерана

Орден Отечественной войны 1 степени
Орден Отечественной войны 2 степени

Биография после войны

После войны уехала с мужем в Китай (г. Дайлянь), где прожила 6 лет и родила двух детей, затем, они вернулись в Россию, и Лидия Петровна стала работать на заводе РПЗ в г. Раменское. Через много лет, в 2010 году, 19 февраля ее нашли 2 награды, которые искали ее всю жизнь. Д. А. Медведев вручил ей эти награды в Кремле: «За взятие Кёнигсберга» и «За боевые заслуги». По телевизору ее заметил художник Василий Нестеренко и нарисовал с нее портрет "Сестра милосердия", который олицетворяет подвиг женщины на войне.

Рекомендованные материалы
Ялтинская конференция
Ялтинская конференция
4 февраля 1945 г. в Крыму открылись переговоры Сталина, Рузвельта и Черчилля.
Первые гвардейские минометные полки
Первые гвардейские минометные полки
В январе 1942 года по решению Ставки ВГК началось формирование 20 гвардейских минометных полков.
Американские прогнозы отношений с Россией в послевоенном мире  (Меморандум Управления стратегических служб в мае 1945 года)
Американские прогнозы отношений с Россией в послевоенном мире (Меморандум Управления стратегических служб в мае 1945 года)
5 мая 1945 года директор Управления стратегических служб У. Донован направил президенту США Г. Трумэ...