Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Военная биография

пропал без вести под Керчью 1942

Биография после войны

Память
Два Ивана

Сложилось так, что оба мои деда были полковниками, артиллеристами, и звали обоих одинаково – Иван Семенович. Только фамилии и судьбы были разные. Один сложил свою голову в 1942 году в Крыму, другой встретил Победу под Прагой. Постараюсь коротко рассказать то, что моя семья помнит об этих бессмертных полковниках.
Дед по материнской линии Иван Семенович Соловьев к началу войны служил в должности начальника Тбилисского артиллеристского арсенала. Это было довольно большое хозяйство с огромными складами оружия и боеприпасов, заводом, казармами, социальной инфраструктурой… Его воинское звание называлась «интендант первого ранга», что соответствовало званию полковника, хотя должность у него была генеральская. Дед вполне законно мог провести всю войну в тылу, тем более, что в семье подрастали две маленькие любимые дочки. Но он подал рапорт с просьбой отправить его на фронт.
К сожалению, мы мало знаем о его дальнейшей судьбе. Знаем, что он был начальником артиллеристского снабжения Крымского фронта. Летом 1942 года наши войска попали в знаменитый Керченский котел. Его однополчане, которым чудом удалось вырваться из окружения, рассказывали потом бабушке, что в последний раз видели деда, который, как простой солдат, засылал снаряды в гаубицу и стрелял по наступающим немцам. Семья получила не похоронку, а уведомление о том, что Иван Семенович Соловьев пропал без вести. Место его захоронения мы не можем найти до сих пор. Деду было всего 33 года.
О другом деде мы знаем больше. Более того, он сам написал о себе в 1950 году в своей служебной автобиографии, отрывки из которой я здесь приведу. С примечаниями моего дяди и с сохранением орфографии и пунктуации автора (у деда, кроме военного образования, было только 4 класса сельской школы).
«… В октябре 1929 года Рубцовским РВК (Алтайский край) я был призван в ряды Советской Армии и был направлен в гор. Томск в Томскую артшколу красноармейцем. В январе 1930 года был переведен в гор. Томск в полковую школу, которую окончил в сентябре 1930 года и был откомандирован в гор. Москву в школу им. ВЦИК, где был зачислен курсантом арт. дивизиона…
…В октябре 1940 года приказом НКО (Народный комиссариат обороны) был переведен в Пензенское арт. училище на должность командира батареи курсантов. В сентябре 1941 года был отозван в отдел кадров ПриВО и назначен командиром отд. арт. дивизиона 121 отд. стр. бригады, с которой в январе 1942 года выехал на фронт (Северо-Западный фронт, I-я Ударная армия, где принимал участие по закреплению кольца окружения Демяновской группировки) до октября 1942 года.
В октябре 1942 года я был отозван в отдел кадров Командующего артиллерией Советской Армии, где получил назначение на должность командира вновь сформированного 374 ИПТАП (Истребительный противотанковый артиллерийский полк), который сформировался в Гороховских лагерях. В ноябре 1942 года полк был переименован в 204 ЛАП (Легкий артиллерийский полк), с которым выехал на Северо-Западный фронт, где участвовал в ликвидации Демяновской группировки.
В апреле 1943 года в той же должности в составе 13 АД (Артиллерийской дивизии) мы были переброшены на Брянский фронт, где май-июль месяцы стояли в обороне на участке 63-й армии, а затем участвовали 12 июля в прорыве долговременной обороны немцев на Орел в районе с. Орловка.
В июле, после прорыва, 13 АД перебрасывается на Воронежский фронт, где я участвовал в той же должности, в прорыве обороны немцев. С 2-го августа мой полк был на Белгородском направлении и участвовал в освобождении городов Белгорода, Харькова, Полтавы, форсировании реки Днепр и до ликвидации Корсун-Шевченковской группировки (это - Воронежский, Степной, 2-й Украинский фронта), а также в прорыве обороны немцев на Уманьском направлениях до выхода войск 2-го Укр. фронта к гор. Яссы (Румыния) до мая 1944 года.
В мае 1944 года 13 АД была переброшена на I-й Укр. фронт, где я участвовал в прорыве обороны немцев на Львовском направлении и преследовании противника до Сандомирского плацдарма, была затем оборона плацдарма и 12 января участвовал в прорыве обороны немцев с Сандомирского плацдарма и преследования противника до выхода наших войск на р. Одер в районе г. Бриг и р. Нейсее в районе г. Нейсее, после чего 13 АД был переброшен на 4-й Укр. фронт в район Ратибор, где я участвовал в прорыве обороны немцев в направлении г. Опава – г. Моравска-Острава (Чехословакия) и преследования противника до выхода войск 4-го Укр. фронта в предместье г. Праги, где и закончил войну 9.05.1945 г.»
В сухих строках этой автобиографии – почти вся история Великой Отечественной войны. Дед скромно умолчал о тяжелой контузии, которую он получил в 1943 году, когда его машина подорвалась на вражеской мине. Все, кто был с ним, погибли. Он чудом выжил. Также он ни словом не обмолвился о наградах, которых было немало: два ордена Красной Звезды, два ордена Боевого Красного знамени, ордена Ленина, Суворова, Александра Невского, Великой Отечественной войны, медаль «За отвагу»… И за каждой наградой – подвиг.
Вот описание одного из них в представлении деда к очередной награде: «…В районе села Капитоновка противник сосредоточил много тяжёлых танков и пехоты и, отрезав пути подхода к указанному пункту, старался отрезать подход основных сил и уничтожить отрезанную группировку войск. Тов. КУКАНОВ, руководя артиллерией, умело расставил её, и в результате чего артиллерией было подбито 5 тяжёлых танков противника и 1 самоходное орудие, а также уничтожено много пехоты противника, не дав таким образом отрезать пути сообщения и уничтожить отрезанные наши войска. Правильная расстановка огневых точек дала возможность 29 января 1944 года свободно перебросить в с. Капитоновка основные силы и расширить плацдарм для дальнейшего наступления.
Командование 204 Гвар.стр.полка за умелое руководство боевыми операциями и прорыва сильно укреплённых узлов сопротивления противника ходатайствует о награждении подполковника КУКАНОВА ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ НАГРАДОЙ».
Война догнала деда через десять лет после Победы. В марте 1955 года артиллерийская бригада под его командованием участвовала в учениях войск Закавказского военного округа под Тбилиси. Дед почувствовал себя плохо, но не стал обращаться к врачам. В итоге – обширный инфаркт. Траурная процессия до кладбища растянулась на несколько сотен метров, парализовав центр Тбилиси. Все – и военные и гражданские – очень его любили, называли Батей. Было полковнику Ивану Семеновичу Куканову всего 48 лет.
Я своих дедов видел только на фотографиях. Но я их люблю. Они два раза подарили мне жизнь. В первый раз, когда поспособствовали рождению моих родителей. А во второй, когда в числе миллионов советских людей спасли весь мир и меня лично от коричневой чумы. Покойтесь с миром, дедушки!

Дмитрий КУКАНОВ

ДЕДАМ

Всегда дедов мне не хватало,
Которых я совсем не знал, –
Один в войну пропал без вести,
Другой после войны пропал.

И оба были офицеры,
И оба честь свою блюли,
Но не хватило атмосферы
Обоим им вокруг Земли.

Когда-нибудь я стану дедом,

И внуку, внучке расскажу,
Кому обязаны Победой,
И никого не осужу.

Я знаю, поздно или рано
Они придут ко мне из снов –
Иван Семенович Куканов,
Иван Семеныч Соловьёв.

Рекомендованные материалы
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
8 Марта 2016
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
7-8 марта 1944 г. – состоялась передача Красной армии танковой колонны «Дмитрий Донской», построенно...
Т-34 – Танк-победитель
15 Января 2016
Т-34 – Танк-победитель
В 1940 году началось серийное производство нового советского среднего танка Т-34, который впоследств...
Прочти меня, если сможешь
8 Января 2016
Прочти меня, если сможешь
Советские "тьюринги" и криптография времен Великой Отечественной Войны