Дубинина (Деева) Нина Никифоровна

24.10.1924 - 27.03.1993
Меcто рождения:
х.Соколовский Гулькевичского района Краснодарского края
Меcто призыва:
Гулькевичский райвоенкомат
Звание, в котором закончил войну:
красноармеец на должность телефонистки
Год призыва:
1942
Воинское формирование, в котором закончил войну:
259 минометный полк 29 минометной бригады (позже 23 федосийской бригады) Приморской армии

Военная биография

Участник боев в городах Керчь , Туапсе, Новороссийск, Тамань, Феодосия, Севастополь, дошла до Кенигсберга.
Из ее рассказов об освобождении Крыма… Батарея была расположена в катакомбах поселка Аджимушкай, рядом с подвалом штаба была вырыта землянка для связистов. А недалеко находился колодец. Немец (так в своих воспоминаниях мои дедушка и бабушка называли всех немецко-фашистских захватчиков) не давал возможности брать воду из колодца, постоянно обстреливая все пространство рядом с колодцем. В периоды затишья, между боями, спали солдаты в катакомбах на ящиках из-под мин, там же пережидали артобстрелы и бомбежки.

Страшно было представить, что восемнадцатилетняя девушка пережила все ужасы той страшной войны. Ей приходилось заниматься совсем неженской работой - восстановлением оборванной связи между отдельными подразделениями армии. Однажды ей было поручено наладить связь, но прибыв на место, она увидела множество оборванных проводов. Прослушивая линии то с русской, то с немецкой речью, торопилась найти нужную. Наконец, нужные позывные — названия рек. Но кабеля, чтобы соединить не хватало, как быть? Она взяла в одну руку один конец провода, а в другую — другой. Сразу почувствовала уколы тока. Над головой свистели пули. Но связь была налажена. Так пролежала около двух часов, пока не подоспела помощь — отряд связистов.
Из ее записей: «В ночь на 9 мая 44 года ушел на линию связи Толя Насыпайко. Ночь держал связь, а под утро не стало связи. Что случилось? Ушел Ваня Пятаков. Связь появилась — но к вечеру опять связи нет. Мы двое у аппарата — командир отделения Володя Бибик да я. Быстро рассовываю инструмент по карманам и за пояс, бегу по линии, а вслед несется: «Вернись, я должен идти!» Бегу, крича: «Я — солдат, мне идти. Ты — командир, напутствуй!» … Стала устранять порывы, а связь то там, то здесь рвалась, т. к. фашисты, стараясь уйти от возмездия, морем стянули остатки артиллерии. Били, били даже по тени. Еще в памяти об этом дне то, что меня старались уберечь незнакомые мне и тогда мне невидимые пехотинцы части, которую огнем поддерживали. Голоса тревожные, заботливые , уберегающие от взрывов мин: «Маруська, ложись, ложись! А теперь беги! Держись левее, а теперь падай! Молодец, дружок!» Это уже тогда, когда стягивала разбросанные провода, отыскивала свой, зачищала зубами от изоляции. Связь налажена. А в мозгу свербит мысль: «Нет Толи. Где Ваня?» Бегу дальше, скорее что-то среднее между ползком, где на животе, обдирая локти и колени о торчащие камни и колючие ветки держидерева, а где и на всех четырех, но не отрывая коленей от земли. Новый обстрел накрыл это место, и скатилась ближе к берегу под выступ скалы, и когда рассеялся дым и пыль, протерла глаза. Увидела Толю, глубоко под скалой сидел, подтянув колени под подбородок, и не услыша его голос, подтянулась глубже, увидела осколок, торчащий в его голове. Все поняла. Старалась его вытащить, но подключившись вновь, не обнаружила связь... Связала, как у нас говорили, нитку, заплела в косичку. Опять артналет, переждать надо. Скатываюсь в воронку, шлепаюсь во что-то мягкое, глухо застонавшее. Переворачиваю — и узнаю Ваню, у него по краям губ, из ноздрей и ушей струйка крови — контужен. Как больно было мне, когда приподнимая и таща за пояс его, он стонал, а кровь текла сильнее. Свист, взрыв. Остановка. Прикрыв его, пережидаю. Вновь ползем. А я все говорю, говорю, что, мол, держись, держись, уже близко. Сползаем с пригорка. Удается уже идти в рост, и я как медсестра беру его руку на шею, а другую на пояс. Идем на огневую. Нас уже заметили, протянули руки и мягко положив, оказали помощь. А со мною обощлись не по-рыцарски, рванули в окоп за ногу, все упали. Грохот взрыва рассеял осколки вокруг, а один самый увесистый вонзился в то место, где только что стояла я. Жизнью обязана друзьям! А Толю вынесли ночью на плащпалатке, похоронили на кладбище Херсонеса вблизи легендарного города Севастополя. Ваня отлежался и вновь пошел добивать гадину, окончил войну в Кенигсберге...»
Воевала до декабря 1943 года. Была ранена, контужена. После лечения в госпитале вернулась в строй. На фронте встретила свою любовь – военного шофера Деева Ивана Михайловича. 19 августа 1944 года в Кенигсберге, перед демобилизацией , они поженились. 31 августа 1944 года была комиссована.

Награды ветерана

Орден Отечественной войны 1 степени
Орден Отечественной войны 2 степени

Биография после войны

В 1944 году поступила на десятимесячные курсы при Кропоткинском педагогическом училище, окончила их в августе 1945, после чего отправлена на работу в Соколовскую школу учителем начальных классов. Всю дальнейшую жизнь работала учителем начальных классов , воспитывая двух детей. В 1946 году по 1953 года жила в г.Новороссийск, затем с 1953 г. в г.Жигулевске, затем вернулась с семьей в родное село Соколовское, будучи пенсионеркой, в 1984 году переехала в ст. Динскую. Вела активную общественную жизнь, состояла в Динском Совете Ветеранов.

Рекомендованные материалы
Деревня Хатынь
Деревня Хатынь
22 марта 1943 г. фашистскими карателями сожжена деревня Хатынь.
Второй фронт
Второй фронт
20 мая 1942 года нарком иностранных дел В.М. Молотов, совершив рискованный перелет через территорию,...
Гасить с “вертушки"
Гасить с “вертушки"
11 февраля 1945 года во время 158-го боевого вылета погиб советский летчик, генерал-майор авиации, д...