Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Мокрушин Александр Григорьевич

Даты рождения и смерти неизвестны
Меcто рождения:
Алтайский край, Бийский район, село Соколово
Меcто призыва:
Новосибирская область, Тегульдетский район, село Берегаево Из архивов ВОВ: Гвардии сержант Мокрушин Александ Григорьевич "призван в РККА с 06.10.1942 года. Место призыва: Тегульдетский РВК, Новосибирская обл., Тегульдетский р-н".
Звание, в котором закончил войну:
гв. сержант
Дата призыва:
06.10.1942
Воинское формирование, в котором закончил войну:
Танковая дивизия маршала Павла Алексеевича Ротмистрова

Военная биография

Мне было известно из рассказов мамы, что отец воевал в Бронетанковой дивизии генерала (к концу ВОВ — маршала) Ротмистрова на 3-м Белорусском фронте. Трижды горел в танке.. но — Бог миловал, и отец вернулся с войны без серьезных ранений, если не считать основательно подорванного (до конца жизни) желудка.

Скорее всего, после службы танкистом, отец до окончания войны, работал Наводчиком самоходной зенитной батареи, о чем говорят архивные документы, заявленные как подвиги гв. сержанта Мокрушина А.Г. и представленные к наградам. Вот их текст в хронологической последовательности:

"Тов(арищ) Мокрушин, работая наводчиком зенитного орудия, добился точной наводки в стрельбе по самолетам противника.

Так 2-го мая 1944 года в районе дер(евни) Вискани /Румыния/, когда вражеские самолеты "Ю-87" налетели на боевые порядки наших танков и мотопехоты, тов. Мокрушин, отражая налет вражеской авиации, своей меткой стрельбой сбил два самолета "Ю-87".

Тов. Мокрушин, работая наводчиком зенитного орудия, любит и знает свое дело. В боях за нашу Социалистическую родину много раз показывал образцы стойкости, мужества и отваги.

Так 2 июля 1944 г. в р-не местечка Бобр (3-й Белоруский фронт), когда на наши боевые порядки танков и мотопехоту налетела вражеская авиация "МЕ-109" в количестве 8 самолетов, тов. Мокрушин, подпустив их на близкую дистанцию, с первых очередей сбил одного "МЕ-109", а остальные самолеты противника, перестав обстреливать наши танки и мотопехоту, в беспорядке ушли.

В другом бою, 9 июля 1944 г. в р-не дер(евни) Застенки, когда на наши боевые порядки войск налетела вражеская авиация "Фокке-Вульф 190" в кол-ве 18 самолетов противника, тов. Мокрушин, так же подпустив их на близкую дистанцию, сбил одного (из) самолетов "Фокке-Вульф 190", а остальные самолеты противника беспорядочно сбросили бомбы и в беспорядке ушли.

В этот же день, т.е. 9 июля 1944 г., когда немецкая транспортная авиация высаживала десант боеприпасов и продовольствия для своих войск, в р-не г. Вильнюс находившихся в окружении, тов. Мокрушин сбил еще один транспортный самолет противника "Ю-59". За время боев расчет, в котором работает тов. Мокрушин, сбил 23 вражеских самолета.

При наступательных боях с немецкими захватчиками с 14.09.1944 г. тов. Мокрушин со своим взводом доставлял продукты боепитания на передний край боя и, несмотря на сильный вражеский артиллерийско-минометный огонь, он сумел доставлять продукты боепитания бесперебойно без всякой потери личного состава взвода и лошадей.

При форсировании реки Лиелунс под обстрелом вражеского арт. огня тов. Мокрушин посредством своей решительной и инициативной работы сумел досрочно форсировать реку и доставить продукты питания своевременно переднему краю боя, тем самым способствовал успешному продвижению полка по изгнанию немецких захватчиков".

Биография после войны

Малая родина отца: Алтайский край, Бийский район, село Соколово.
Дед, Мокрушин Григорий Степанович, в период репрессий был раскулачен и сослан с семьей (сплавлялись на баржах по Чулыму) в Томскую область, Тегульдетский район, село Берегаево.

Об этом мой рассказ "БЕРЕГАЕВО"

Берегаево – «Берега его…» — так и слышится мне до сих пор далёкий родимый зов. Зов навсегда ушедшего, беззаботного детства тянется ко мне из маленькой отцовской деревни, затерянной где-то в глухих таёжных глубинах.

Отец мой был родом с Алтая. Предки, по отцовской веточке, были крестьянами, а дед и бабушка – уже из последних. Кроме отца, у них было четыре дочери и старший Алёша. Семья считалась зажиточной, трудолюбивой. Позднее они и подобные им семьи получили другое название..
Зажиточность эта произрастала из отсутствия лени и неистощимой исконной любви к земле, на которой деды мои трудились от зари до заката. Потом всех «зажиточных» стронула с места и погнала в незнакомые дали властная рука «перегибов коллективизации».

Посадили их всех на железные баржи и отправили вниз по течению быстрого Чулыма. Выбрали место. Рубили тайгу. Пахали не тронутую никем землю — вживляли в неё старые обрубленные корни. Дед же не только крестьянствовал, но и плотничал — всё Село своими руками поставил. Радостно мне теперь, что и он — Плотником был.

Умер Алёша. И надежда семьи сошлась на отце, который не даст, может быть, оборваться ниточке крестьянского рода. Но отец вырос, ушёл служить в армию, да так в ней и остался, пройдя Великую Отечественную рядовым танкистом и наводчиком зенитной батареи в дивизии генерала Ротмистрова. Трижды в танке — горел, но не получил ни одного серьезного ранения, чтобы потом, спустя годы — живой и невредимой — могла родиться и я.. в возлюбленной мною Сибири, на Ирии Тишайшем.. то есть — на Иртыше.

Мне было шесть с половиной лет, когда отец повёз нас в свою деревню. Поехали летом, потому что попасть в неё можно было только водным путём по Чулыму. И путь этот привёл нас обратно в Сибирь, но на этот раз — деревенскую.

Бабушку с дедушкой я полюбила всей душой с того самого мгновенья, как они заключили меня в объятья, лишь только ступили мы с парохода на их суровую необетованную землю. Вряд ли сейчас могу дать их точный портрет, а — живут они где-то в укромном уголке моего сердца, и не хочется предавать перу это хрупкое воспоминание. Скажу только, что бабушка была высока и строга, чрезвычайно суха, но болезненной не казалась. Дед был тих и задумчив, и всегда ласков со мною. Порода этих людей многоречием не отличалась, происходили они из настоящих сибирских челдонов..

Значение этого непонятного прозвища, которым под горячую руку матушка награждала моего отца, я выяснила только теперь, с помощью Владимира Даля, а в детстве оно таило в себе какое-то необычайное достоинство, удаль, отвагу и широту души — никогда я не воспринимала его в оскорбительном смысле. Детская интуиция не ошибается — в глубине своей «ЧЕЛДОН» и означает героя, разрывающего цепи рабства.

Дом деревенский ослепил меня солнцем и чистотой! Столы и полы были выскоблены до белизны; диковинная кухонная утварь надраена до невозможного; белоснежные подзоры, занавески и накидушки — все это отражало солнце и не сразу дало себя рассмотреть.

После нашего городского, онемеченного быта жизнь деревенская прильнула к моему сердцу радостной несказанной вестью!

Вот какая картина встаёт предо мною всегда, если я вспоминаю Берегаево: Вечер синий, переходящий вверху в фиолетово-чёрный.. Мы втроём — я, мама и бабушка — пришли на берег реки, потому что с самого утра нет моего отца, уплывшего на противоположный берег за кедровыми шишками для меня.

И вот мы стоим, все трое — мошкара безжалостно терзает незащищённые места, мы шлёпаем себя часто и звонко, а вечер быстро густеет, и мы кричим в тёмный провал реки все одновременно. Я: «па-а-па-а…», «Шу-у-у-ри-и-к…»,- вторит бабушка, и мамин высокий голос вплетается в наш дуэт протяжным, далее всех летящим: «Са-а-ша-а-а…»! И кричим мы так долго, но никто не откликается, и только, расплёскиваясь и ныряя вниз с высокого берега, рвутся к темнеющему лесу три женских тревожных голоса..
Отец, конечно, нашёлся и привёз множество спелых шишек с необычайно сладкими зёрнами. Нам пора было собираться в дорогу.

Провожала почти вся деревня. Так было принято, тем более, что гости бывали здесь редко, потому что мало ещё кто успел покинуть свой край, и гости все были на виду.

Бабушка обнимала нас всех по очереди, прикладывала к щекам кончик всегда белоснежного головного платка, говорила последние торопливые слова, из которых запомнилась просьба «писать почаще», мы их приглашали к себе, они — к себе, мы — обещали и даже «непременно следующим летом», и — так до тех пор, пока не убрали трап.

Пароход отвалил от берега, и быстро-быстро стала расти между нами сверкающая прозрачная гладь.. Дедушка с бабушкой становились всё меньше и меньше, но видно было, что они ещё машут вослед, и мы тоже — махали, пока не исчезла из глаз последняя видимость расставания..

Так и не ездили мы больше в село Берегаево, и никогда уж больше не видала я дедушку с бабушкой.
«Берега его»… «Береги его!»… — словно тянулся за пароходом и через всю мою жизнь их последний родительский взгляд.
Не сберегла! Пути земные развели нас с отцом по розным сторонам жизни, и не виделись мы с ним все его последние годы.
"""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""""

Именно из Берегаево мой отец в 20 лет был призван в армию и сразу же попал на фронт.

После войны он закончил Омское Артиллерийское училище, и до демобилизации в середине 60-х — отец был офицером Советской армии. Сначала служил в Германии, затем в Ульяновске и, наконец, в одной из воинских частей города Сызрани. После демобилизации работал на гражданских предприятиях.

Мама, Молостова Александра Тимофеена (20 февраля 1925) — уроженка
Красноярского края (Краснотуранский район, село Галактионово). Так что все мы — сибирско-алтайские. Мама во время войны трудилась в тылу, является ветераном войны и труда. Сегодня ей исполнилось 90!


Родители познакомились после войны и в октябре 1945 поженились. Расстались они, когда я была еще в отроческом возрасте — потому у меня не было подробных сведений о боях.

Однако благодаря сайту "Подвиг Народа" я узнала о фронтовых дорогах отца столь многое — о чем уже и не надеялась когда-нибудь узнать.. Благодарю сотрудников этого беспрецедентного ресурса, крайне необходимого всем российским людям! А также — спасибо Министерству Обороны, открывшему нам эти бесценные Архивы!

Отец не был жителем столицы, но, возможно, как каждый советский солдат-победитель, прошедший тяжелые дороги войны, которому посчастливилось выжить — мечтал пройти по Красной Площади под победными знаменами.. И 9 мая, в юбилейный год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне — мы с сестрой пронесли его портрет, пройдя с Бессмертным Полком по главной Площади Москвы!

Мы прошли с 500-тысячной колонной людей — чтобы почтить память героев, победивших фашизм!

Это стихотворение я написала к 70-летию Победы:

ЗНАМЯ ПОБЕДЫ

Нас всех разбудила война
В три тридцать.. июнь.. сорок первый,
И встала родная страна
На подвиг народный бессмертный..

И грозные дни потекли,
И длились бессонные ночи,
И мы до Берлина дошли —
Хоть, кажется, — не было мочи..

Войны нескончаемый путь
Дымился пожаром и кровью —
Вздыхала Отечества грудь
О павших героях с любовью..

Последний фашистский редут
Захвачен.. Наш флаг — над Рейхстагом!
По Площади Красной идут
Бойцы отчеканенным шагом..

А ныне.. очнулась опять
Преступная свастик ватага..
Но ей никогда не поднять
Над миром победного флага!

Рекомендованные материалы
Комитет обороны при СНК СССР принял постановление о серийном производстве танка Т-34
4 Апреля 2016
Комитет обороны при СНК СССР принял постановление о серийном производстве танка Т-34
Легендарный шедевр советского, да и мирового танкостроения, вошедший во все справочники под индексом...
Маршал Советского Союза И. С. Конев
28 Декабря 2015
Маршал Советского Союза И. С. Конев
«Мы, фронтовики, не зря прожили жизнь, мы сумели разгромить фашизм и вселить веру в торжество нашего...
Первые гвардейские минометные полки
22 Января 2016
Первые гвардейские минометные полки
В январе 1942 года по решению Ставки ВГК началось формирование 20 гвардейских минометных полков.