Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Пустовойтенко (Пастухова) Мария Ивановна

Даты рождения и смерти неизвестны
Меcто рождения:
Бахмач, Черниговская область

Военная биография

Когда началась война Марии Пустовойтенко было 30 лет. Она была замужем за Пастуховым Иваном Петровичем, слесарем 5 разряда Севастопольского судостроительного и судоремонтного заводе № 201 им. Серго Орджоникидзе. У них была маленькая дочка Надежда.

С 30 октября 1941 началась вторая героическая оборона Севастополя, которая продолжалась 250 дней - до 4 июля 1942 г. Каждый житель Севастополя хотел внести свой вклад в победу над фашистами: подростки пытались записываться в действующую армию, горожане рыли укрепления для защиты от танков противника, многие отдавали свои скромные денежные сбережения для фронта, для победы. Мария Пустовойтенко отнесла отложенные на черный день деньги, имеющиеся в доме облигации, золотые украшения, которые так берегла молодая женщина. Не взяв ни одной расписки (а это делали многие, после войны благодаря распискам можно было получить некоторые преференции), Мария отдала все это со словами: "Не надо справок. Лишь бы победили." Каждый день женщине приходилось стирать и гладить по несколько сотен гимнастерок и другой одежды военных моряков, раненных бойцов из госпиталей, таким образом, помогая фронту и приближая победу. Пальцы стирались до крови и саднили, но она не роптала, повторяя:" Лишь бы наши победили".
В начале 1942 года началась эвакуация судоремонтного завода с цехами, оборудованием и специалистами на Кавказ. Муж Марии, Иван Петрович Пастухов, с другими оставшимися рабочими под бомбежками грузили оборудование из уцелевших цехов, параллельно осуществляя ремонт поврежденных судов.
Несмотря на огромные потери, севастопольцы продолжали упорно сопротивляться и, лишь получив приказ Ставки об оставлении Севастополя, начали отход к Мысу Херсонес. По рассказам бабушки Маши, "эвакуация происходила в сложных условиях: авиационные налеты, грохот артиллерии, действия вражеских торпедных катеров и подводных лодок постоянно срывали погрузку населения на корабли и катера". Решение об эвакуации из города жена Ивана Пастухова - Мария -приняла буквально за несколько дней до вступления немцев в город. Город продолжали бомбить, вокруг царили хаос и неразбериха, кто-то собирал сундуки, кто-то скромные пожитки из двух-трех чемоданов. Чтобы беременная женщина с 2-х летней дочкой на руках и слепым свекром могли эвакуироваться, ей необходимо было добраться до судоремонтного завода под бомбежками и получить разрешение на эвакуацию. К счастью, разрешение выписали быстро, администрация завода не могла оставаться в городе, поэтому не медлила с ответом. Весь багаж Марии составлял узелок с документами. Одной рукой женщина вела маленькую дочку, другой - поддерживала совершенно слепого свекра, который категорически не хотел оставлять Севастополь. Но бросить пожилого человека, Маша не могла. Большие корабли, предназначенные для эвакуации мирного населения, в порту швартоваться не могли, потому что были уязвимы для артиллерии и самолетов противника. Марии Ивановне предстояло добраться до катера, который должен был доставить пассажиров до транспортного судна в открытом море. Придя на берег, Мария увидала душераздирающую картину: один из последних катеров был переполнен людьми, люди цеплялись за борта, срывались и прыгали в воду, многие не умели плавать и тонули, кого-то затягивало под катер работающим винтом. Мария решила прийти на пристань на следующий день, потому что по громкоговорителю сообщили, что сегодня эвакуации не будет из-за сильных вражеских бомбежек. На следующий день во время пересадки с катера на корабль в открытом море, среди плача, криков, стонов и толканий, Мария Ивановна потеряла своего слепого свекра. В отчаянии беременная женщина металась по кораблю и спрашивала не видел ли кто старого слепого человека. К счастью, он нашелся.
Прибыв в Туапсе, началась сильная бомбардировка порта. Люди искали убежище, куда можно было бы спрятаться. Неожиданно слепой свекор сообщил, что не может больше обременять беременную женщину с маленьким ребенком, поэтому для него наступило время умирать. Попросил невестку Марию не плакать и радостно произнес: "Война кончится через два года нашей победой", сказал эту фразу и умер.
Севастопольский судостроительный и судоремонтный завод им.Серго Орджоникидзе был эвакуирован в г.Поти, ГрССР. Годы эвакуации были тяжелыми. Пастухов Иван, муж Марии Ивановны практически работал и ночевал на заводе. Он снова попросился на фронт. Однако получил отказ, и резкое заявление начальства о том, что если он будет срывать ремонт стратегически важных объектов для страны, то место его будет точно не на фронте. Мария жила с двумя маленькими детьми в крохотной комнатке, которую предоставила одинокая грузинка. В 1942 году Мария Пустовойтенко родила мальчика Ваню, который прожил недолго и умер от болезни. В 1945 году в октябре в эвакуации в городе Поти родилась Любочка Пастухова. Еще несколько лет после войны семья оставалась в Поти, Грузинская ССР. Только в 1948 году Пастуховы вернулись в Севастополь.

История жизни и опыт работы после войны

Вглядываясь в глаза этой красивой статной женщины с карими глазами, густыми темными волосами, даже представить невозможно сколько ей пришлось выдержать, как стойко она воспринимала удары судьбы, как смогла сдюжить и не сломиться. Простая, скромная труженица, жительница Севастополя - наша любимая дорогая бабушка Маша, участница обороны Севастополя во время Великой Отечественной войны, труженица тыла, похоронившая четверых детей и одна воспитавшая троих дочерей.
Пустовойтенко Мария Ивановна родилась 15 августа 1910 года в поселке Бахмач (ныне Черниговская область). Похоронив сына, спасаясь от последствий голодомора, она оказалась в городе Севастополе в 1934 году. В 1937 году Мария знакомится с рабочим Севастопольского морского завода, ударником труда, и профессионалом своего дела Иваном Петровичем Пастуховым. Молодые расписались в Севастопольском ЗАГСе и зажили счастливой семейной жизнью, заботясь друг о друге. До войны в семье Ивана Пастухова родилась девочка Надежда. Назвав дочку не случайно Надеждой, молодая семья надеялась построить в любви и согласии счастливую семейную жизнь. Но планы разрушила война.
Когда началась война, Пастухову Ивану Петровичу было 36 лет. Он, как и все мужчины, пошел в военкомат для записи добровольцем на фронт. Однако в ответ на руки Иван Пастухов получил извещение об отсрочке от призыва по мобилизации в связи с нехваткой высококвалифицированных специалистов его профиля. Иван Петрович работал слесарем 5 разряда на Севастопольском судостроительном и судоремонтном заводе № 201 им. Серго Орджоникидзе, который имел стратегическое значение для всей страны. Завод осуществлял строительство и ремонт военных кораблей, обеспечивал нужды в военных судах на Черноморском флоте. В тяжелых условиях военных лет коллектив завода вернул в строй около 600 кораблей и судов Черноморского флота. Город Севастополь бомбили с первых ней войны, однако работники завода продолжали работать под вой сирен, падающие бомбы, и разрывающиеся снаряды.
В Севастополь семья Ивана Петровича Пастухова вернулась только в 1948 году. Ранее завод не мог быть эвакуирован в прежнее место постоянной дислокации. Цеха были полностью разрушены, часть доков была взорвана фашистами. Город стоял в руинах. Севастопольцам требовалось время, силы и средства для восстановления города и завода. К этому времени в семье Пастуховых родились две девочки, которых назвали Любовь и Вера. Впереди забрезжила радость новой жизни - жизни без войны, с Верой, Надеждой и Любовью. Семья действительно радовалась. Радовалась тому, что руки и ноги остались целы, что сами выжили, и неважно, что большой дом, в котором жила до войны семья, уже нахально заняли чужие люди, и семье с тремя детьми даже негде было остановиться, глава семьи Иван повторял: "Мы выжили, а дом построим заново". Но таким счастливым планам опять не суждено было сбыться.
Иван Петрович Пастухов трагически погибает весной 1949 года на заводе, который когда-то сам эвакуировал и восстанавливал, по причине преступной халатности одного из заводских мастеров. Севастопольцы продолжали восстанавливать завод. Квалифицированных специалистов разного уровня катастрофически не хватало: не было инженеров, конструкторов, хороших мастеров, опытных слесарей. Многие работники погибли на фронте, часть сотрудников уехала из полностью разрушенного Севастополя в другие региона страны, так как жить было негде. Работа по восстановлению завода и текущему ремонту судов осуществлялась круглосуточно. Поскольку Иван Пастухов являлся высококвалифицированным слесарем, он был срочно вызван в воскресенье на внеплановый ремонт парового котла. Проявив преступную халатность, один из мастеров завода открыл паровой вентиль, когда внутри котла рабочий завода Иван Петрович Пастухов заканчивал ремонт. Пастухов получил ожоги, несовместимые с жизнью, и погиб, оставив Марию вдовой с тремя малолетними детьми.
Для Марии Ивановны Пустовойтенко началась новая оборона в ее жизни - оборона и защита своей семьи, своих детей. Мать с тремя детьми ютилась в крохотной комнатке в подвальном помещении.. Завод, который отнял жизнь ее мужа, отца семейства, мало интересовала жизнь вдовы с тремя маленькими детьми. Моя мама вспоминала, что из окна можно было видеть только ноги людей, от ступней до колен. Смыслом жизни Марии стали ее дети, все что она делала, все о чем думала, было для детей, ради троих дочек. Молодая женщина бралась за любую работу, не деля ее на мужскую и женскую: грузила уголь, работала грузчиком (много мужчин погибло на фронте, на тяжелые работы брали женщин), прачкой и нянечкой, иногда на двух-трех работах. Но при этом, устраивалась на такие работы, чтобы не упускать из поля зрения детей (рядом с детским садом, со школой, с домом, где находились ее девчонки). Она очень боялась, что с ними может что-нибудь случиться, поэтому оберегала их как орлица, стараясь в трудную минуту закрыть своих птенцов крыльями. До 1964 года мать с тремя детьми ютилась в комнатке в коммунальной квартире. Но при этом, мама девочек делала все, чтобы дочки чувствовали тепло домашнего очага: вкусно готовила, вязала, шила, перешивала, сама делала ремонт, красила, белила. За какую бы работу ни бралась Мария, все у нее всегда в руках ладилось, приобретало красоту и ухоженность. Работоспособность, ловкость рук и художественный вкус - все эти качества унаследовали трое дочерей Марии Ивановны.
Наша дорогая бабушка Маша была человеком невероятной щедрости, обаяния и доброты. Меньше всего на свете она заботилась о себе, не задумываясь отдавала последнее. Вдова с детьми жила очень скромно. Когда в доме появлялись конфеты, девочки всегда делили их поровну, обязательно оставляя маме. А мама всегда отказывалась, убеждая девочек, что она не любитель сладкого, что в конфетах интересны только фантики, которые дочки обожали собирать: "Мишка на Севере", " Золотой ключик", "Тузик", "А ну-ка отними".Сестры складывали фантики в коробочки, а мама иногда украдкой добавляла им по новому сладкому "экспонату". Если кто-то угощал Марию конфетой, она никогда не съедала ее сама, даже самую простую сосульку она несла девочкам. Только когда, дочки стали взрослыми, и в доме появился достаток, они поняли, что мама очень любила конфеты, но оставляла все им. С тех пор, взрослые дочери постоянно привозили маме отовсюду разные сладкие угощения, словно стараясь восполнить то, отчего приходилось отказываться их маме.

Когда мы приезжали к бабушке в гости в Севастополь, она всегда заботилась, чтобы в морозилке не переводилось мороженое, в вазочке не заканчивались конфеты и жвачки, в холодильнике имелся набор пирожных или торт. В дефицитное время 70х -80х она стояла в очередях, добывая вкусности, делая наши летние каникулы одним сплошным незабываемым праздником.
Сейчас, став взрослыми людьми, имеющими семьи, мы ее внучки, корим себя за то, что так мало знали о нашей дорогой бабушке Маше. Как стыдно за то, что не интересовались. А трагическими переживаниями своей жизни-подвига бабушка очень редко делилась. Мы - внучки и правнучки - хотим сейчас увековечить ее славное имя и ее жизненный подвиг, подвиг простой русской женщины, посвятившей свою жизнь детям.

Эта гордая женщина со статной фигурой, красивыми густыми волосами, но уже с проседью от пережитого, смогла выстоять благодаря своей неутомимой энергии, силе духа, яркому глубокому уму, и житейской мудрости. Вынесла все... ценой своего здоровья. Всю жизнь Мария Ивановна Пустовойтенко не ложилась спать, пока кого-то из детей не было дома. Она становилась у окна и ждала... Страх невозвращения присутствовал у нее до последних дней жизни...
Ну что ты не спишь и всё ждешь упрямо?
Не надо. Тревоги свои забудь.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама!
Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.
Я знаю, уж так повелось на свете,
И даже предчувствую твой ответ,
Что дети всегда для матери дети,
Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет.
И ты не сиди у окна упрямо,
Готовя в душе за вопросом вопрос.
Мне ведь уже не шестнадцать, мама.
Пойми. И взгляни на меня всерьез.
Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,
И пусть тревога тебя не точит.
Не бойся, родная. Я скоро вернусь!
Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

Эдуард Асадов.
Умерла Мария Ивановна Пустовойтенко 31 июля 1989 года.

Рекомендованные материалы
Партизанское и подпольное движение
23 Мая 2016
Партизанское и подпольное движение
30 мая 1942 г. И.В. Сталин дал указание создать при Ставке Верховного главнокомандования Центральный...
Первые гвардейские минометные полки
22 Января 2016
Первые гвардейские минометные полки
В январе 1942 года по решению Ставки ВГК началось формирование 20 гвардейских минометных полков.
Прочти меня, если сможешь
8 Января 2016
Прочти меня, если сможешь
Советские "тьюринги" и криптография времен Великой Отечественной Войны