Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Рябков Николай Васильевич

30.01.1920 - 19.11.1997
Меcто рождения:
город Иваново, Ивановская область
Меcто призыва:
Красногвардейский РВК города Москвы
Звание, в котором закончил войну:
Лейтенант
Дата призыва:
25.05.1942
Воинское формирование, в котором закончил войну:
1236 стрелковый Выборгский полк 372 стрелковой Новгородской дивизии

Военная биография

Начало войны дед встретил в Москве студентом геологического факультета Московского университета. Параллельно работал в мастерской по изготовлению противогазов. В армию пошел добровольцем в мае 1942. Вспоминал, что стыдно стало за газетами к ларьку ходить, когда вся страна воюет. Мама дала ему с собой нательную иконку Св. Сергия Радонежского. А знакомый ветеран 1-й мировой войны – свою солдатскую ложку. Эта иконка и эта ложка прошли с ним всю войну и хранятся у нас в семье до сих пор. А дед ни разу не был ранен, хотя много раз был на волоске от смерти.

Сначала деда отправили в минометную школу, где он учился чуть больше полугода и выпустился командиром минометного отделения (3-4 миномета). Жаль дед не дожил до премьеры сериала "Курсанты" по воспоминаниям П.Е. Тодоровского, думаю, его готовили примерно в такой школе, как показано в фильме.

Дед попал на фронт в январе 1943 года в 1236 стрелковый полк 372 стрелковой дивизии. Сначала командовал минометным отделением, потом благодаря хорошему знанию немецкого языка воевал в полковой разведке. Почти все время находился на переднем крае, принимал участие в многочисленных атаках в составе разведовательно-штурмовых групп, доставлял секретные приказы из штаба полка командирам рот. Занимался агитацией противника - зачитывал немцам по громкоговорителю сводки Совинформбюро, составлял и разбрасывал листовки. Допрашивал пленных, ходил по тылам противника, добывая разведданные, в том числе и у местного населения во время наступления в Польше и Германии.

20 июня 1944 года в составе штурмовой группы на броне одним из первых ворвался в Выборг, за что был награжден орденом «Красной Звезды». Интересно, что наградной лист командир 1236 с.п. подполковник А.Ф. Татарин подписал в тот же день, 20 июня 1944 года. После взятия Выборга 1236 стрелковый полк получил название Выборгского.

В январе 1945 года в составе полковой разведки дед сумел доставить ценные сведения о позициях и численности противника в укрепрайоне Цеханув (Польша), что облегчило задачу взятия этого укрепрайона нашими войсками. За этот подвиг 30 января дед был представлен ко второму ордену «Красной Звезды».

Все эти данные о деде я узнал уже после его смерти, когда мне удалось найти его наградные листы на сайте «Подвиг Народа». Дед был человеком скромным и о подвигах своих не рассказывал, а награды никогда не надевал: «что я буду как елка новогодняя ходить». Помню, когда мы шли 9-го мая в парк Горького на встречу с дедушкиными однополчанами, мне было до слез обидно, все кругом в наградах, кто-то даже в форме, а мой дед в простом гражданском костюме без единой медали. Я-то знаю, что у него в комнате три ордена в коробочках и медалей целая стенка. Я еще совсем малец был, мне хотелось в голос кричать, что мой дед тоже герой. Потом бабушка заказала деду колодки и прикрутила на тот костюм: и внуку приятно, и деда бряцание не смущает.

От бабушки же я узнал, что то ли в Ленинграде, то ли в Эстонии (я сейчас уже не помню) живет однополчанин деда, который обязан ему жизнью. От него она узнала, что был тяжелый бой, наши держали небольшую высоту, которую немцы поливали ураганным огнем. Командир погиб, и дед взял командование на себя. Нашим, скорее всего, пришлось отступить. Дед, рискую жизнью, на себе вынес из того боя своего друга, у которого были пробиты осколками обе ноги.

Помню, когда я спросил деда, за что ему дали медаль «За Отвагу», он рассказал, что просто возил приказы из штаба и донесения в штаб. В его рассказе все это выглядело забавным (дед был человек с юмором): как он шарахался на своей лошаденке под плотным обстрелом, как случайно заехал к немцам в тыл и чуть не нарвался на патруль. Грустной была только одна часть рассказа, в которой дед вернулся в свой блиндаж, весь до нитки мокрый и продрогший, с очередной депешей из штаба и тут же узнал, что нужно опять срочно везти донесение в штаб. Едва успел кипятка попить – и снова в путь, в дождь и холод. Неохота было ехать, все на свете проклинал, но что сделаешь? Поехал, потом вернулся обратно – а блиндажа нет, прямое попадание, никто не выжил.

Еще не раз смерть рядом ходила. Дед рассказывал, как однажды немцы стали стрелять по их позициям из корабельных орудий. Калибр у них порядочный. И вот один такой снаряд попадает аккуратно посередине между двумя соседними блиндажами. Воронка огромная, почти во все расстояние между блиндажами. Все ходят и удивляются, как им повезло: чуть-чуть вправо или влево...

Помню, дед рассказывал, как важно убедиться, что миномет произвел выстрел, иначе можно одну мину посадить в стволе миномета на другую и все отделение положить. Когда дед еще минометным отделением командовал, прислали к ним как-то пополнение из Средней Азии. Сельские ребята из таких глубин, что техники никакой в глаза не видели. Кто их в минометчики определил, непонятно. Как-то раз один из них, ошалев от пальбы, чуть не всадил одну мину поверх другой, еле успел дед его за руки схватить. Снова смерти едва избежал. После этого случая дед этих ребят до стрельб не допускал.

Точно помню, как дед говорил, что война совершенно не похожа на то, как ее показывают в кино. Что на войне страшно, особенно когда друзья рядом гибнут. На мой дурацкий детский вопрос, убивал ли он на войне фашистов, дед, помолчав, ответил, что убивал. Но подробности рассказывать отказался.

Немецкую мышастую форму не переносил до конца дней. Бабушка рассказывала, как они уже в 80-е годы ездили в Германию по приглашению правительства ГДР, и как дед каждый раз весь подбирался, когда мимо проходили ГДР-овские военные. Я сам отчетливо помню как мы с ним шли вдоль Дмитровского шоссе в сторону «Детского мира», я еще маленький был, и вдруг я почувствовал, как у деда на руке все мышцы окаменели и он слегка замедлил шаг. Смотрю на него, он впился взглядом куда-то вперед. Я проследил за его взглядом и увидел группу военных в серой форме, напоминающей немецкую времен Великой Отечественной. «Ты чего, дед?» - испуганно спросил я, но он тут же оправился, засмеялся и сделал вид, что ничего не было.

При этом он мне всегда говорил: «Олег, ты должен отличать Вермахт от СС. В Вермахте воевали такие же обыкновенные люди, как и мы, учителя, конторщики, рабочие». Для них война тоже была горем и бедствием, они во многом сохраняли человеческий облик, не зверствовали, но вот СС – это совсем другое дело.

Удивительно, говорил, дед, но на войне никто никогда не болел, никакого гриппа и простуды, хоть в землянке иногда было по колено воды. Кормили по-всякому. Перед наступлением дадут боевые 100 грамм, снегом заели – и вперед. Курил дед всю войну, после войны бросил.

Про личное оружие дед рассказывал, что сначала у него был здоровенный «Маузер» с деревянным прикладом. Но он был такой тяжелый, что дед его потом с удовольствием сменил на легкий «Парабеллум». Когда вошли в Европу, дед стал ездить на велосипеде, благо дороги позволяли.

В Восточной Пруссии деда буквально ошеломили совершенно заброшенные города. «Представляешь, Олег, заходим в город, а на улицах совершенно никого нет, даже собак. Во многих домах – столы накрыты и обед еще дымится. Жутковатое чувство». Мародерства не было, во-первых, строгий приказ от командования был, во-вторых немцы оставляли много мин-ловушек, замаскированных, например, под часы типа «брегет».

После войны дед год проработал в военной комендатуре железнодорожного вокзала в Берлине. Вспоминал, как ему отвели квартиру в Берлине и он, прибыв на место, увидел немецкую супружескую чету – хозяев квартиры, упаковавших уже все свои вещи и готовых уходить неведомо куда. Когда он спросил заплаканную хозяйку, куда они уходят, она ответила, что им сообщили из комендатуры, что здесь будет жить советский офицер, и они теперь не знают, куда им податься. Дед насилу убедил их, что он их не стеснит, ему вполне хватит дивана в гостиной и они совершенно спокойно могут оставаться в своей квартире. Немцы обрадовались и впоследствии очень подружились с дедом, чему способствовала его скромность и отличное знание немецкого. Дед вспоминал, как глава дома каждый день прочитывал вслух местные газеты и они с дедом потом обсуждали политику. В этот год дед часто наведывался в гражданском костюме в союзническую часть Берлина, где пересмотрел все шедшие тогда кинофильмы.

Бабушка рассказывала, что после войны дед мог сделать карьеру в армии, его даже собирались направить на обучение, но подвела какая-то нелепая история, когда по возвращении в Москву деда и еще нескольких офицеров направили на дачу какого-то генерала. Какие там перед ними ставились задачи я не помню, но совершенно точно не связанные с их непосредственными обязанностями. Деда все это возмутило, он твердо заявил, что они «боевые офицеры и всякой ерундой заниматься не будут». В результате из армии пришлось уйти.

Из наших военачальников дед больше всех уважал Г.К. Жукова. Все книги о нем собирал. Часто говорил, что в конце войны у нас была самая сильная армия в мире, лучшие танки, лучшие самолеты, боевой дух был очень высок, никакие боевые задачи не казались невозможными. Но очень часто повторял, так что я запомнил почти дословно, «помни, Олег, эту войну выиграли простые люди: учителя, рабочие, инженеры, крестьяне. Профессиональная наша армия погибла в первый год войны. Победить немцев мы смогли только тогда, когда поднялся простой народ и на войне же научился воевать».

Награды ветерана

Орден Отечественной войны 1 степени
Орден Отечественной войны 2 степени
Орден Красной Звезды
Медаль «За отвагу»
Медаль «За взятие Кенигсберга»

Биография после войны

Работал в Гидропроекте, с экспедициями объездил всю Россию.
Преподавал на кафедре почвоведения в Московской сельскохозяйственной академии имени К.А. Тимирязева.

Рекомендованные материалы
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
14 Января 2016
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
В памяти народа навсегда останутся подвиги тех, кто в годы Великой Отечественной войны и советско-яп...
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
8 Марта 2016
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
7-8 марта 1944 г. – состоялась передача Красной армии танковой колонны «Дмитрий Донской», построенно...
Второй фронт
16 Мая 2016
Второй фронт
20 мая 1942 года нарком иностранных дел В.М. Молотов, совершив рискованный перелет через территорию,...