Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Кичиков Тюмид Ликшикович

13.11.1910 - 10.11.1981
Меcто рождения:
село Нюкн, Зюнгаровского аймака, Икицохуровского улуса Астраханской губернии

Военная биография

В октябре 1941 года Тюмида Ликшиковича назначают начальником политотдела строительства железной дороги Астрахань – Кизляр. Уже четыре месяца шла Великая Отечественная война. Это строительство было объявлено самой важной стройкой Калмыкии. И это понятно: было необходимо обеспечить бесперебойное поступление бензина, керосина для наших самолетов, танков с Северного Кавказа в Центральные районы СССР. На стройку были привлечены женщины и подростки. Опыта строительства железной дороги никто из них не имел. Механизмов было мало. В трескучий мороз и ветер зимой, в палящий зной летом, плохо одетые, полуголодные люди вручную поднимали насыпь до 5-6 метров. Немцы так же понимали важность этой стройки и поэтому бомбили часто. Но несмотря ни на какие трудности люди самоотверженно, героически трудились.
В феврале 1942 года Кичиков Тюмид Ликшикович направлен на краткосрочные курсы политруков. В марте 1942 года мой прадед был направлен политруком роты 4 гвардейской дивизии 2 гвардейской Армии Южного фронта. Участвовал в битве под Москвой.

История жизни и опыт работы после войны

С фронта вернулся весь израненный, с тяжелейшей контузией, но живой. 27 декабря он выехал к родственникам на ферму Олинг, чтобы попросить немного мяса для своей семьи. День близился к вечеру, и прадед решил там переночевать. Мог ли он знать о том, что утром его семья, как и весь калмыцкий народ, по решению «отца всех народов» будет выслана в Сибирь. Сам прадед был депортирован вместе с жителями фермы Олинг. Свою семью он разыскал аж в Омской области.
В суровых краях представитель интеллигенции был вынужден работать животноводом в совхозе «Лесной» Иссилькульского района Омской области долгих 13 лет. Но в семье, в которой он вырос, привычны к любому труду, и трудности только закалили его характер. Работал много, не покладая рук, за что был несколько раз премирован. Он заслуженно пользовался уважением и авторитетом не только у местного населения, но и у администрации хозяйства. Председатель сельсовета и директор совхоза советовались со ссыльным калмыком, просили помочь написать письма, оформить заявления. А местные жители шли с различными жалобами не в сельсовет, а к нему. Как рассказывала супруга Тюмида Ликшиковича Моглцыг Цевяевна своим детям, некоторые односельчане просили его изменить имя на Демид Леонидович, ссылаясь на трудности с произношением калмыцкого имени. На что он отвечал: «Я калмык, пусть у меня отняли родину, но имя свое сохраню до конца жизни». Часто обращались к нему земляки с просьбами – разыскать
родных и найти боевые награды, которые им по причине высылки не успели вручить. Тюмид Кичиков не отказывал никому.
Работая гуртоправом, он самостоятельно изучил зоотехнию, со временем освоил профессию ветеринара.
С местным населением у него сложились почти родственные отношения. По вечерам собирались в доме Кичиковых сибиряки и земляки, пели песни, танцевали. Но особенно спасали от тоски по родине разговоры на калмыцком языке, воспоминания о степных просторах, об Элисте. «Нам, троим мальчишкам, уехавшим из республики в малолетнем возрасте, и троим, родившимся уже в Сибири, Калмыкия представлялась сказочной страной, которую называли почему-то Бумбой, - вспоминает Дорджи Кичиков. – Мы даже выучили стихотворение «Элст хяясн бичг» («Затерявшееся письмо» - к сожалению, не знаю, кто его автор), которое отец где-то достал, но предупредил не рассказывать его вне дома, потому что оно из числа запретных. Читали калмыцкие сказки, учили пословицы, поговорки. Отец объяснял нам их смысл, не переставал восхищаться их мудростью. Потом мы поняли, что родители это делали целенаправленно, хотели, чтобы по возвращении на родину мы знали и любили родной язык, богатую и самобытную культуру».
Как только прадед прослышал о решениях 20 съезда КПСС 1956 года, он сразу засобирался в дорогу. Всем калмыкам и сибирякам говорил: «Партия исправила жестокую ошибку, теперь нам никто не запретит вернуться домой». Мой прадед решил ехать домой не через Дивное – Ипатово и заново вспоминать все муки и страдания декабря 1943 года, а через Москву. Это были два незабываемых дня в Москве. Мой дед со своими братьями увидел впервые метро, многоэтажные дома, мосты, Красную площадь, Кремль, Мавзолей, где лежали Ленин и Сталин. На Красной площади прадедом были произнесены слова: «Отныне вы не спецпереселенцы, не дети врагов народа. Отныне вы полноправные граждане своей страны. Мальчики, вы сможете служить в Армии, учиться, жить, где пожелаете. Перед вами открыты все двери, белой дороги вам». Как вспоминает мой дед, слова его отца окрылили их. Дед вспоминает: «Ведь мало просто реабилитировать человека, надо ещё чисто психологически помочь справиться со всеми комплексами. Ведь 13 лет мы были детьми врагов народа. А на Красной площади в апреле 1956 года произошла психологическая реабилитация. У нас за спиной выросли крылья».
На радостях из Москвы послали добрую весточку бывшим соседям в Яшкуль - Субботиным и Клыкановым. Добрые люди тут же снарядили в дорогу Павла Алексеевича Клыканова, чтобы он встретил их в Астрахани. Историческая Родина встречала семью Кичиковых празднично. Степь алела тюльпанами, цвели сады, на дворе – Пасха. Земляки, прослышав о первых калмыках, возвратившихся из Сибири, несли куличи, пасхальные яйца, куличи. На первых порах возвращенцев гостеприимно приютил Павел Клыканов. И казалось, что не было голодных и холодных сибирских лет. Но память навсегда сохранила бескрайнюю тайгу, сугробы, спасительное лето с ягодами, грибами, картошкой и свеклой. А особенно запомнились минуты расставания с сибиряками, с которыми успели сродниться.
Вернувшись, домой, глава семьи сразу вышел на работу. На родной земле хотелось наверстать насильно отнятое время. Прадед идет работать секретарем оргбюро Яшкульского райкома. В феврале 1957 года его направляют в Москву на шестимесячные курсы ВПШ при ЦК КПСС. В августе он возвращается в Яшкуль. а в сентябре он был избран II секретарем Яшкульского райкома

«Отец всегда был в гуще народа, - рассказывает старшая дочь прадеда Светлана.- Много ездил по работе, бывал на животноводческих стоянках, фермах, общался с людьми. Прекрасно знал калмыцкий фольклор, в сборнике № 13 «Хальмг туульс» («Калмыцкие сказки») с его слов даже были записаны три старокалмыцкие сказки. С детства Светлана запомнила песню, сложенную земляками в честь ее отца, в которой говорилось о его отзывчивости и доброте.
Даже на пенсии глава семьи Кичиковых продолжал помогать людям. К нему шли с просьбами помочь восстановить стаж работы, установить настоящий возраст. И он опять писал письма теперь уже в Сибирь, на Сахалин, Крайний Север. Туда, откуда вернулся его многострадальный народ.

Рекомендованные материалы
Салюты Великой Отечественной войны
25 Декабря 2015
Салюты Великой Отечественной войны
Традиция проведения салютов в Советском Союзе начала формироваться в годы Великой Отечественной войн...
Деревня Хатынь
22 Марта 2016
Деревня Хатынь
22 марта 1943 г. фашистскими карателями сожжена деревня Хатынь.
Крымская операция
22 Января 2016
Крымская операция
8 апреля 1944 года началась Крымская наступательная операция советских войск