Биография

В конце 42 года нас призвали на фронт. Сначала
мы, молодые девчонки по 18 лет, были обычными пи-
сарями. По прибытию на Ладогу после пе-
реправы попали под первый минометный
обстрел. Конечно, было страшно, и мы
попрятались кто-куда. Но, ничего
обошлось. Сейчас, вспоминаю, что
и потом, когда я служила регули-
ровщицей, столько было случаев,
когда жизнь могла закончиться в
одно мгновение. Но то ли какие-то
силы небесные охраняли меня, толимама моя за меня молилась... Или тот генерал?.. Был
один забавный случай, когда нам только выдали но-
вое обмундирование и выстроили на плацу. А было
очень жарко и пекло солнце. Прозвучала команда
«Смирно!», и стоим мы все, вытянувшиеся в струн-
ку, и обходит нас генерал с несколькими офицерами
из штаба. К сожалению, не помню сейчас его фами-
лию. Так вот, подходит он ко мне и останавливается,
смотрит. А я вся дрожу от волнения, вдруг — что-то
не так в обмундировании, прямо трясусь вся... И ка-
пельки пота сползают сначала на лоб, а потом и на
нос, на самый кончик... Генерал достал тогда белый
платок и аккуратно вытер эти злосчастные капельки,
словно благословил меня, и пошел дальше...
Немало дорог повидали мы, тысячи перекрестков,
в жару, в дождь, в снег, в метель. Через плечо — план-
шет и тяжеленный, как мне казалось, ППШ. Потом
нам раздали более удобные автоматы ППС. Объехали
мы почти все места под Ленинградом, где проходи-
ли бои, были в Эстонии, долго кружили по дорогам
под Выборгом, попадали и под пули, и под снаряды,
и под бомбежки...
Ледяной путь по Ладоге часто проседал под тяже-
стью техники, тогда трассу приходилось смещать на
несколько метров, где покрытие было ещё крепким.
Так сдвигались, пока не оказались на берегу, — сме-
ётся Александра Григорьевна.
Помню, стою на посту, подъезжает «Катюша»,
становится на изготовку и выпускает ракеты в сто-
рону Синявинских болот по немецким позициям.
Я начала ругаться на командира: «Что же делаешь!
Немцы поймут, откуда стреляют, дадут по нам ответ-
ный огонь». А он спокойно отвечает: «Не переживай,
я сейчас уеду». Вот молодец, думаю, ты уедешь, а я на
линии огня останусь. Но Бог отвёл: дежурство про-
шло спокойно.
Была у меня подружка-ленинградка, у нее в городе
осталась семья. Голодали, конечно. А мы, кокой-ни-
какой паек все-таки получали. И хлеба по 400 грамм,
и тушенку иногда, иногда и шоколад. И вот мы все
девчонки ежедневно отрезали от этих 400 грамм, со-
бирали все вместе, отдавали шоколадки, кто-то —
еще что-то и передавали моей подружке. Сажали на
попутку и отправляли в Ленинград. Так ее
семья выжила в блокаду. И до сих пор, уже
нет моей подруги, но жива ее сестра, ее
дети, я каждый год езжу к ней на мо-
гилку, и меня принимают там, как
родную...»

Рекомендованные материалы
Гасить с “вертушки"
Гасить с “вертушки"
11 февраля 1945 года во время 158-го боевого вылета погиб советский летчик, генерал-майор авиации, д...
Маршал Советского Союза И. С. Конев
28 Декабря 2015
Маршал Советского Союза И. С. Конев
«Мы, фронтовики, не зря прожили жизнь, мы сумели разгромить фашизм и вселить веру в торжество нашего...
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
14 Января 2016
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
В памяти народа навсегда останутся подвиги тех, кто в годы Великой Отечественной войны и советско-яп...