Горячая линия: 8 (800) 500-46-49

Зайцев Фёдор Алексеевич

13.08.1918 - 14.01.2000
Меcто рождения:
Тамбовская обл., Сосновский р-н, с. Кулеватово
Звание, в котором закончил войну:
Старший лейтенант
Воинское формирование, в котором закончил войну:
207 гвардейский особый танковый батальон

Военная биография

С 1939 по 1946 год находился в вооружённых силах СССР.
В сентябре 1940 года окончил полковую танковую школу. Был заряжающим у командира роты, затем командиром танка.
В 1941 году успешно сдал экзамены по программе танкового училища на младшего лейтенанта запаса. Был назначен командиром танкового взвода.
По повторной личной просьбе в конце декабря 1942 года был откомандирован в Москву, в резервную часть. Прошёл двухмесячные курсы усовершенствования навыков командиров взводов, после чего был направлен на Степной фронт.
С апреля 1943 года находился в действующей части – 207 гвардейском особом танковом батальоне в качестве командира взвода средних танков Т-34. В период относительного затишья, во фронтовых условиях, продолжалась учёба экипажей танков, командиров взводов и рот, велась подготовка к действиям в условиях обороны, контратаках, на марше. Особое внимание было сосредоточено на огневой подготовке: ведению стрельбы из засады по движущей цели и с хода по движущим целям. По итогам проведения показательных стрельб, готовность подразделения к боевым действиям была признана отличной.

Из воспоминаний Фёдора Алексеевича о том далеком дне 05 июля 1943 года:

"Накануне выхода на исходные позиции, Комбат разъяснял всему личному составу батальона о возможности скорого вступления в боевые действия. Личный состав был един, монолитен.
Рано утром 05 июля 1943 года наш особый гвардейский батальон совершил марш и занял исходные позиции в дубовой роще, на краю оврага, близ п. Лучки, что примерно в 10 км от ст. Прохоровка. Здесь Комбат отдал приказ всему личному составу:
- Совместно с пехотной частью, по сигналу красной ракеты, выйти в контратаку, снаряды не жалеть!
05 июля 1943 мы почти весь день находились в исключительном напряжении, ожидая сигнала контратаки. А его всё не было и не было…
Одновременно мы были свидетелями беспрерывных арт-боёв, непрекращающихся разрывов снарядов, сбрасываемых бомб на наши позиции. На мой взгляд, фашисты весь день демонстрировали силу и могущество своих танковых соединений, действуя в развёрнутом виде по фронту: шириною в 1-1,5 км в составе 100-150 танков, последовательно производя два залпа из своих танковых орудий по нашим позициям. Затем, разворачиваясь на 180 градусов, оставляли позади лишь огромный столб пыли, подобно дымовой завесе. Через 40-60 минут они вновь повторяли свой приём на левом или на правом фланге, устрашая нас.
Тем временем я был свидетелем возвращения с поля боя небольшой группы танкистов соседнего танкового полка. Они шли слабым шагом, все окровавленные, поддерживая друг друга, чтобы не упасть. Сказали нам: «Ребята, весь наш танковый полк сгорел за 40 минут. Ждите сигнала, сейчас и вы пойдёте в контратаку». А грохот орудий, разрывы снарядов и бомб, рёв моторов самолётов всё увеличивался и разрастался.
Мы продолжали следить за сигналом: «В атаку!». В душе всё клокотало, горело желанием отомстить за разгром соседней танковой части.
Прискорбно было наблюдать за битвой ястребков. Немецкие истребители по численности превосходили наши. Окружённый со всех сторон, наш истребитель, исключительно мастерски, умело, делал изумительные виражи. Вдруг он загорается и падает в пределах нейтральной полосы. В душе боль и гнев. Вскоре бой повторяется, и второй ястребок падает на нашу линию фронта. А бомбардировщики продолжают идти на встречу с врагом, сбрасывая на него смертельный груз.
Долгожданная ракета, наконец, взвилась… Отдаю команду: «Взвод, машины завести, бронебойным заряжай, усилить наблюдение по секторам, снаряды не жалеть, вперёд!».
Двинулись по заросшему сорняками полю, слева – кустарник, наблюдая, вижу штурмовое орудие «Фердинанд». Быстро навожу пушку – огонь! Тут же получаем скользящий удар по нашему танку, затем второй - по носовой части танка. Болванка пробила наш танк насквозь: щиток управления разбит, мотор заглох. В танке – туман, мы все облиты соляркой. Убит механик-водитель, тяжело ранен радист-пулемётчик. Вытаскиваю его через башенный люк. Близ танка разорвалось еще 2-3 снаряда.
При возвращении на исходную позицию, систематически обстреливался снарядами противника. Увидев двух санитаров с носилками, отдал им распоряжение оказать своевременную помощь тяжело раненому радисту-пулемётчику, которому было необходимо стянуть жгутом оторванные по колено ноги и доставить в санчасть.
Вскоре появился Комбат. Докладываю: «Товарищ майор…». Он молча махнул рукой, сказал: «Примите командование на уцелевшем танке. Ждите команды!». Видел, как горели танки нашего батальона, а оставшиеся в живых танкисты возвращались на исходную позицию.
Ночь прошла в тревоге. 06 июля 1943 года снова сигнал: «В атаку!». В повторной атаке наш танк был подбит сильным ударом термитного снаряда, который, пробив башню и застряв в нашей пушке, разорвался. Убит башенный стрелок, механик-водитель и радист-пулемётчик. Я был ранен в голову, ноги и руки. Ни одного танка в батальоне, кроме танка Комбата, не осталось. Вернувшись с боя, Комбат дал команду: «Все кто есть, залезайте в мой танк, размещайтесь поплотнее». Нас, облитых кровью, было человек 5-6.
Комбат дал механику-водителю команду: «Заводи, вперёд, направление – санчасть». Проезжая вдоль ветряной мельницы, мы внезапно были обстреляны из 37 мм орудий. Добравшись до санчасти, обнаружили её пустой: сотрудники были эвакуированы дальше в тыл. Дождавшись утра, подняли друг друга, вышли на дорогу в направлении полевого госпиталя, добрались до него попутными машинами. В госпитале, в порядке очереди, нам были произведены примитивные операции, которые проводились без применения обезболивающих средств. Некогда было! Очередь была бесконечная. Мужественно и быстро действовали врачи-хирурги, весь обслуживающий персонал. Вспоминаю, что из полевого госпиталя на автомашинах доставляли нас к поезду для отправки в стационарный госпиталь. По пути следования, местные жители останавливали наши машины. Дружелюбно, очень дружелюбно, угощали нас молоком, чаем, лепёшками – всем, чем только могли. Плакали и причитали:
- Ешьте, ешьте, милые, господи! На кого же вы нас покидаете?!
На что мы отвечали:
- Вы видите - следом за нами беспрерывно, днём и ночью, движутся мощные танки.
Они успокаивались, приговаривая:
- Ешьте, ешьте, наши дорогие, поправляйтесь быстрее…
Это ли не факт проявления бескорыстной любви народа к своей родной армии?!
К осени 1943 года наши войска вышли на рубеж по реке Днепр. «Если битва под Сталинградом, - подчёркивал И.В. Сталин, предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила её перед катастрофой». Одни потери немцев на Курской дуге составили до полумиллиона солдат и офицеров, 1,5 тыс. танков, свыше 3,7 тыс. самолётов, 3 тыс. орудий. Особенно тяжёлый урон немцы понесли в бронетанковых войсках, считавшихся у них главной надеждой.
Советская Армия, единодушно поддержанная народом, героически боролась со злейшим врагом человечества – немецким фашизмом и разгромила его».

После восстановления от тяжелых ранений, полученных в Курской битве, Фёдор Алексеевич продолжил службу в рядах Советской Армии в качестве командира учебного танкового взвода.

Биография после войны

Родился в августе 1918 года в Тамбовской области. В семь лет остался сиротой. Шестнадцатилетним юношей отправился в Москву поступать в Московский лесотехнический техникум, окончил его с отличием.
Свою трудовую деятельность Фёдор Алексеевич начал в 1938 году лесотехником в Асиновском леспромхозе «Томлес».
После окончания войны, будучи старшим лейтенантом, несмотря на просьбы командирского состава Армии продолжить службу в рядах Советской Армии, вернулся к своим истокам, в лесное хозяйство.
Любовь к природе взяла своё: он начал послевоенную трудовую деятельность в Крымском государственном заповеднике Алуштинского отдела. Но Фёдора Алексеевича всегда притягивала природа средней полосы, Подмосковья. И, несмотря на поступившее предложение занять руководящую должность в Никитском ботаническом саду в Ялте, перевёлся сначала в Верхне-Клязьменский государственный заповедник Солнечногорского района Московской области, а после его реорганизации – в Верхне-Клязьминское лесничество Солнечногорского лесхоза. Вскоре стал директором. При реорганизации районов и лесхозов стал работать сначала старшим лесничим Дмитровского лесхоза Московской области, а затем директором данного лесхоза и леспромхоза.
За выдающиеся заслуги в развитии лесного хозяйства и творческий подход к работе был переведён в центральный аппарат Государственного комитета СССР по лесному хозяйству, где занимал ответственный пост, продолжая заниматься своим любимым делом - соприкасаться с живой природой, приумножая богатства нашей Родины - её леса.

Рекомендованные материалы
Партизанское и подпольное движение
23 Мая 2016
Партизанское и подпольное движение
30 мая 1942 г. И.В. Сталин дал указание создать при Ставке Верховного главнокомандования Центральный...
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
2 Мая 2016
Над рейхстагом водружено Знамя Победы
Знамя Победы является символом великого подвига народов нашей страны, сокрушивших германский фашизм,...
Маршал Советского Союза И. С. Конев
28 Декабря 2015
Маршал Советского Союза И. С. Конев
«Мы, фронтовики, не зря прожили жизнь, мы сумели разгромить фашизм и вселить веру в торжество нашего...