Американские прогнозы отношений с Россией в послевоенном мире (Меморандум Управления стратегических служб в мае 1945 года)

5 мая 1945 года директор Управления стратегических служб У. Донован направил президенту США Г. Трумэна меморандум, касающийся отношений с СССР в послевоенное время.

У. Донован - руководитель Управления стратегических служб США.jpg

В ночь с 8 на 9 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. В Европе воцарился мир. Но уже 12 мая Вашингтон без предупреждения заявил о приостановке своих поставок в СССР по ленд-лизу. Это решение было не только неожиданным и обидным, но и необоснованным – Красной Армии предстояло еще вступить в войну против Японии, как это было согласовано между лидерами Большой тройки на конференции в Крыму. Для ведения боевых действий на Дальнем Востоке Советский Союз очень рассчитывал на продолжение американской помощи. Только после заявленного советской стороной протеста поставки материалов из США возобновились, но в ограниченном количестве. В то же время между союзниками нарастали разногласия относительно многих послевоенных вопросов, в том числе - по разрешению проблемы о будущем польском правительстве, оккупации Германии, репараций с побежденных стран и другие. Оценки политики СССР в Белом доме и Госдепартаменте США становились все более негативными, а напряжение между двумя странами возрастало.

Изменения отношения к СССР со стороны западных союзников наметилось еще ранее. 12 апреля 1945 г. ушел из жизни президент Франклин Рузвельт. Соединенные Штаты, страны Антигитлеровской коалиции, в целом мировое сообщество потеряло в его лице выдающегося политического деятеля, сторонника недопущения на планете новых мировых конфликтов. Достаточно упомянуть только о его роли в образовании Организации Объединенных наций, устав которой был принят уже после его смерти на Сан-Францисской конференции 1945 года. Во многом благодаря позиции Рузвельта отношения между США и СССР в годы Второй мировой войны строились на базе союзнических отношений.

Конечно, Ф. Рузвельт отрицательно относился к усилению позиций СССР в восточной части Европы. Но он не шел пока на открытую конфронтацию со И.В. Сталиным и не желал следовать в русле стратегии У. Черчилля, готового всеми средствами противодействовать России в отношении территориально-политического устройства в Европе. Рузвельт выступил против «средиземноморской» стратегии Черчилля, в результате которой американские войска могли быть втянуты в борьбу с агрессорами на периферийном направлении, защищая тем самым британские интересы в противовес советским. Но для геополитических интересов США Советская Россия (которая превратилась в сверхрдержаву) представляла все большую проблему. СССР, чья армия освободила многие европейские народы и чей престиж поднялся в конце войны на огромную высоту, объективно препятствовал проникновению американского влияния в Европу. Американские же интересы были рассчитаны на возможность доступа к рынкам сырья или сбыта продукции практически в любом регионе планеты. Вашингтон рассчитывал на сохранение или распространение прозападной социально-политической системы там, где это было выгодно Америке. Это подразумевало построение заслона проникновению в европейские и азиатские государства других жизненных ценностей, идеологии и экономики. Территории, попавшие под влияние Советского Союза, в этом контексте, необходимо было вернуть в лоно Запада – именно на это надеялись в Белом доме. Такой подход был обречен перевоплотиться в своеобразный инструмент борьбы с политикой Советского Союза, что в конечном итоге вело к началу холодной войны. Открытой конфронтации произойти не могло пока в Европе и Азии оставались еще общие враги. Но к концу войны вопрос стоял уже о том, где будет проходить линия раздела между двумя различными системами. И Вашингтон и Лондон желали, чтобы эта линия в Европе находилась как можно дальше на востоке.

Как стали бы развиваться события, если бы Рузвельт не умер в 1945 г., а прожил дольше? Возможно ли было, чтобы советско-американские отношения не претерпели бы столь резких и негативных перемен, как это случилось в конце 1945 г. – начале 1946 гг., и тем более в 1947 году? Видимо, да. Но и тогда Рузвельту пришлось бы учитывать новую геополитическую расстановку сил и прислушиваться к мнению свои советников, прежде всего тех «ястребов», которые были негативно настроены к Советскому Союзу. Необходимо при этом подчеркнуть, что еще до капитуляции Германии Европа стала для Америки, и, прежде всего, для президента Рузвельта, важнейшим звеном в конструировании всей будущей системы глобального влияния на мировые дела. Ликвидация присутствия США на континенте, в том числе военного, могла теперь рассматриваться только в случае воздействия крайне неблагоприятно складывающихся обстоятельств. О том, что это могли быть за обстоятельства, и какие при этом альтернативы существовали у правительства США говорилось в «Меморандуме о возможном развитии отношений между США и СССР в послевоенное время», разрабатывавшемся в недрах Управления стратегических служб в марте-начале апреля 1945 г. С этим подробным меморандумом Ф. Рузвельт познакомиться не успел, и он лег на стол его приемника. Имеет смысл привести здесь пояснительную записку к документу, которую директор Управления стратегических служб У. Донован, приложил 5 мая для нового хозяина Белого дома Г. Трумэна*. Некоторые ее строки весьма показательны. Они говорят о том, что США начинали рассматривать СССР уже не как союзника, а скорее противника в будущем глобальном геополитическом противостоянии. В этом отношении Соединенные Штаты сделали серьезные шаг к теперь уже холодной войне:

«ПРЕЗИДЕНТУ, 5 мая 1945 г.

Приложенный к этой записке Меморандум подготовлен нашей Организацией (Управление стратегических служб – М.М.), по запросу председателя Объединенного комитета стратегических исследований. Меморандум посвящен, в основном, будущим взаимоотношениям между Соединенными Штатами и Россией.

Его основной тезис заключен в следующем – главная цель Соединенных Штатов состоит сегодня в том, чтобы убедить Россию, что, с одной стороны, США готовы понимать и прислушиваться к проблемам СССР, но, с другой, готовы продемонстрировать решимость отстаивать собственные интересы. В меморандуме заостряется внимание на необходимости прогнозирования ситуации еще до того, как она станет критической. Для каждого конкретного примера ее развития предлагается наиболее подходящий компромисс, основанный на взаимодействии трех держав – США, России и Великобритании. Однако, подчеркивается, что, возможно, мы будем не в состоянии ожидать, пока Россия полностью обнаружит свои намерения, и должны предпринять определенные меры для обеспечения собственной безопасности.

В Меморандуме делается предположение, что в течении ближайших 10-15 лет, Россия будет избегать своего вовлечения в новый большой конфликт. Если в течение этого периода Америка будет проводить ясную и четко выраженную не провокационную линию, то для России это может послужить сдерживающим фактором.

Решающее значение будет иметь такое разрешение германского вопроса, которое будет удовлетворять интересам как СССР, так и Америки, в сфере которой находятся западноевропейские страны. Это обеспечило бы значительный противовес влиянию России. В Меморандуме предлагается сделать все возможное для поддержки в западноевропейских странах экономического благосостояния и популярных демократических режимов, которые во взаимодействии с Великобританией и Соединенными Штатами стремились бы создать баланс позиции России.

Если же военные представители почувствуют, что в ближайшие годы западные демократии не смогут выстоять против России, то возникнет необходимость уйти из Европы и обратить все силы на защиту нашего Западного полушария.

Поэтому, необходимо предусмотреть следующие шаги:

1. Укрепление существующих и организацию новых баз в Атлантике;

2. Организацию совместной оборонной системы для всех американских стран. Этот пункт подчеркивается особо, поскольку по­бережье Южной Америки открыто для вторжения, и кроме того, она является важным источником сырья для нашей военной промышленности.

Что касается Азии, документ заостряет внимание на следующем обстоятельстве – мы не может игнорировать тот факт, что после разгрома Японии Россия станет на Дальнем Востоке еще более грозной силой. В подобных обстоятельствах в интересах Соединенных Штатов будет проводить в этом регионе политику, отличную от той, что рекомендована по отношению к Европе. В меморандуме подчеркивается, что в интересах нашей безопасности будет укрепление американских позиций на островах Тихого океана*.

У. Донован, директор».

Очень и очень многое зависело теперь от позиции нового американского президента – Г. Трумэна. Но есть ли основания утверждать, что Трумэн (как сегодня отмечают некоторые западные исследователи) оставался, как и Рузвельт, последовательным адвокатом сохранения сотрудничества с СССР в послевоенном мире? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Основное различие в их политике по отношению к Москве заключалось в том, что Трумэн не только прислушивался, но и стал отдавать предпочтение негативным оценкам и прогнозам ведения дел с Советским Союзом, которые неизбежно вели к обострению имевшихся противоречий. В этом смысле позиция Трумэна ускоряла назревание конфронтации между Востоком и Западом.

Мягков М.Ю., к.и.н.



* Меморандум, который предваряла настоящая пояснительная записка, был подготовлен еще 2 апреля 1945 г. и предназначался для президента США Ф. Рузвельта, умершего 12 апреля 1945. Сам текст меморандума не публикуется.


* Возможность резкого ухудшения отношений с Россией обсуждалась в то время и в Госдепартаменте США. По этому поводу существовали различные точки зрения. Так, заместитель государственного секретаря Д. Грю писал в меморандуме правительству 18 мая 1945 г.: «Будущая война с Россией очевидна, как может быть что-нибудь еще очевиднее на нашей земле. Она может разразиться в ближайшие несколько лет. Нам следует поэтому поддерживать в готовности наши вооруженные силы... Мы должны настаивать на контроле над стратегическим вооружением и морскими базами». (Grew G., The Turbulent Era. V.2. N.Y., 1952. P. 1446).




Вернуться к списку статей
Второй фронт
Второй фронт
20 мая 1942 года нарком иностранных дел В.М. Молотов, совершив рискованный перелет через территорию,...
Маршал Советского Союза Г. К. Жуков
Маршал Советского Союза Г. К. Жуков
Война, полководческая деятельность – самое трудное, многогранное, кровавое дело из всех отраслей чел...
Гасить с “вертушки"
Гасить с “вертушки"
11 февраля 1945 года во время 158-го боевого вылета погиб советский летчик, генерал-майор авиации, д...