Американские прогнозы отношений с Россией в послевоенном мире (Меморандум Управления стратегических служб в мае 1945 года)

5 мая 1945 года директор Управления стратегических служб У. Донован направил президенту США Г. Трумэна меморандум, касающийся отношений с СССР в послевоенное время.

У. Донован - руководитель Управления стратегических служб США.jpg

В ночь с 8 на 9 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлхорсте был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии. В Европе воцарился мир. Но уже 12 мая Вашингтон без предупреждения заявил о приостановке своих поставок в СССР по ленд-лизу. Это решение было не только неожиданным и обидным, но и необоснованным – Красной Армии предстояло еще вступить в войну против Японии, как это было согласовано между лидерами Большой тройки на конференции в Крыму. Для ведения боевых действий на Дальнем Востоке Советский Союз очень рассчитывал на продолжение американской помощи. Только после заявленного советской стороной протеста поставки материалов из США возобновились, но в ограниченном количестве. В то же время между союзниками нарастали разногласия относительно многих послевоенных вопросов, в том числе - по разрешению проблемы о будущем польском правительстве, оккупации Германии, репараций с побежденных стран и другие. Оценки политики СССР в Белом доме и Госдепартаменте США становились все более негативными, а напряжение между двумя странами возрастало.

Изменения отношения к СССР со стороны западных союзников наметилось еще ранее. 12 апреля 1945 г. ушел из жизни президент Франклин Рузвельт. Соединенные Штаты, страны Антигитлеровской коалиции, в целом мировое сообщество потеряло в его лице выдающегося политического деятеля, сторонника недопущения на планете новых мировых конфликтов. Достаточно упомянуть только о его роли в образовании Организации Объединенных наций, устав которой был принят уже после его смерти на Сан-Францисской конференции 1945 года. Во многом благодаря позиции Рузвельта отношения между США и СССР в годы Второй мировой войны строились на базе союзнических отношений.

Конечно, Ф. Рузвельт отрицательно относился к усилению позиций СССР в восточной части Европы. Но он не шел пока на открытую конфронтацию со И.В. Сталиным и не желал следовать в русле стратегии У. Черчилля, готового всеми средствами противодействовать России в отношении территориально-политического устройства в Европе. Рузвельт выступил против «средиземноморской» стратегии Черчилля, в результате которой американские войска могли быть втянуты в борьбу с агрессорами на периферийном направлении, защищая тем самым британские интересы в противовес советским. Но для геополитических интересов США Советская Россия (которая превратилась в сверхрдержаву) представляла все большую проблему. СССР, чья армия освободила многие европейские народы и чей престиж поднялся в конце войны на огромную высоту, объективно препятствовал проникновению американского влияния в Европу. Американские же интересы были рассчитаны на возможность доступа к рынкам сырья или сбыта продукции практически в любом регионе планеты. Вашингтон рассчитывал на сохранение или распространение прозападной социально-политической системы там, где это было выгодно Америке. Это подразумевало построение заслона проникновению в европейские и азиатские государства других жизненных ценностей, идеологии и экономики. Территории, попавшие под влияние Советского Союза, в этом контексте, необходимо было вернуть в лоно Запада – именно на это надеялись в Белом доме. Такой подход был обречен перевоплотиться в своеобразный инструмент борьбы с политикой Советского Союза, что в конечном итоге вело к началу холодной войны. Открытой конфронтации произойти не могло пока в Европе и Азии оставались еще общие враги. Но к концу войны вопрос стоял уже о том, где будет проходить линия раздела между двумя различными системами. И Вашингтон и Лондон желали, чтобы эта линия в Европе находилась как можно дальше на востоке.

Как стали бы развиваться события, если бы Рузвельт не умер в 1945 г., а прожил дольше? Возможно ли было, чтобы советско-американские отношения не претерпели бы столь резких и негативных перемен, как это случилось в конце 1945 г. – начале 1946 гг., и тем более в 1947 году? Видимо, да. Но и тогда Рузвельту пришлось бы учитывать новую геополитическую расстановку сил и прислушиваться к мнению свои советников, прежде всего тех «ястребов», которые были негативно настроены к Советскому Союзу. Необходимо при этом подчеркнуть, что еще до капитуляции Германии Европа стала для Америки, и, прежде всего, для президента Рузвельта, важнейшим звеном в конструировании всей будущей системы глобального влияния на мировые дела. Ликвидация присутствия США на континенте, в том числе военного, могла теперь рассматриваться только в случае воздействия крайне неблагоприятно складывающихся обстоятельств. О том, что это могли быть за обстоятельства, и какие при этом альтернативы существовали у правительства США говорилось в «Меморандуме о возможном развитии отношений между США и СССР в послевоенное время», разрабатывавшемся в недрах Управления стратегических служб в марте-начале апреля 1945 г. С этим подробным меморандумом Ф. Рузвельт познакомиться не успел, и он лег на стол его приемника. Имеет смысл привести здесь пояснительную записку к документу, которую директор Управления стратегических служб У. Донован, приложил 5 мая для нового хозяина Белого дома Г. Трумэна*. Некоторые ее строки весьма показательны. Они говорят о том, что США начинали рассматривать СССР уже не как союзника, а скорее противника в будущем глобальном геополитическом противостоянии. В этом отношении Соединенные Штаты сделали серьезные шаг к теперь уже холодной войне:

«ПРЕЗИДЕНТУ, 5 мая 1945 г.

Приложенный к этой записке Меморандум подготовлен нашей Организацией (Управление стратегических служб – М.М.), по запросу председателя Объединенного комитета стратегических исследований. Меморандум посвящен, в основном, будущим взаимоотношениям между Соединенными Штатами и Россией.

Его основной тезис заключен в следующем – главная цель Соединенных Штатов состоит сегодня в том, чтобы убедить Россию, что, с одной стороны, США готовы понимать и прислушиваться к проблемам СССР, но, с другой, готовы продемонстрировать решимость отстаивать собственные интересы. В меморандуме заостряется внимание на необходимости прогнозирования ситуации еще до того, как она станет критической. Для каждого конкретного примера ее развития предлагается наиболее подходящий компромисс, основанный на взаимодействии трех держав – США, России и Великобритании. Однако, подчеркивается, что, возможно, мы будем не в состоянии ожидать, пока Россия полностью обнаружит свои намерения, и должны предпринять определенные меры для обеспечения собственной безопасности.

В Меморандуме делается предположение, что в течении ближайших 10-15 лет, Россия будет избегать своего вовлечения в новый большой конфликт. Если в течение этого периода Америка будет проводить ясную и четко выраженную не провокационную линию, то для России это может послужить сдерживающим фактором.

Решающее значение будет иметь такое разрешение германского вопроса, которое будет удовлетворять интересам как СССР, так и Америки, в сфере которой находятся западноевропейские страны. Это обеспечило бы значительный противовес влиянию России. В Меморандуме предлагается сделать все возможное для поддержки в западноевропейских странах экономического благосостояния и популярных демократических режимов, которые во взаимодействии с Великобританией и Соединенными Штатами стремились бы создать баланс позиции России.

Если же военные представители почувствуют, что в ближайшие годы западные демократии не смогут выстоять против России, то возникнет необходимость уйти из Европы и обратить все силы на защиту нашего Западного полушария.

Поэтому, необходимо предусмотреть следующие шаги:

1. Укрепление существующих и организацию новых баз в Атлантике;

2. Организацию совместной оборонной системы для всех американских стран. Этот пункт подчеркивается особо, поскольку по­бережье Южной Америки открыто для вторжения, и кроме того, она является важным источником сырья для нашей военной промышленности.

Что касается Азии, документ заостряет внимание на следующем обстоятельстве – мы не может игнорировать тот факт, что после разгрома Японии Россия станет на Дальнем Востоке еще более грозной силой. В подобных обстоятельствах в интересах Соединенных Штатов будет проводить в этом регионе политику, отличную от той, что рекомендована по отношению к Европе. В меморандуме подчеркивается, что в интересах нашей безопасности будет укрепление американских позиций на островах Тихого океана*.

У. Донован, директор».

Очень и очень многое зависело теперь от позиции нового американского президента – Г. Трумэна. Но есть ли основания утверждать, что Трумэн (как сегодня отмечают некоторые западные исследователи) оставался, как и Рузвельт, последовательным адвокатом сохранения сотрудничества с СССР в послевоенном мире? На этот вопрос следует ответить отрицательно. Основное различие в их политике по отношению к Москве заключалось в том, что Трумэн не только прислушивался, но и стал отдавать предпочтение негативным оценкам и прогнозам ведения дел с Советским Союзом, которые неизбежно вели к обострению имевшихся противоречий. В этом смысле позиция Трумэна ускоряла назревание конфронтации между Востоком и Западом.

Мягков М.Ю., к.и.н.



* Меморандум, который предваряла настоящая пояснительная записка, был подготовлен еще 2 апреля 1945 г. и предназначался для президента США Ф. Рузвельта, умершего 12 апреля 1945. Сам текст меморандума не публикуется.


* Возможность резкого ухудшения отношений с Россией обсуждалась в то время и в Госдепартаменте США. По этому поводу существовали различные точки зрения. Так, заместитель государственного секретаря Д. Грю писал в меморандуме правительству 18 мая 1945 г.: «Будущая война с Россией очевидна, как может быть что-нибудь еще очевиднее на нашей земле. Она может разразиться в ближайшие несколько лет. Нам следует поэтому поддерживать в готовности наши вооруженные силы... Мы должны настаивать на контроле над стратегическим вооружением и морскими базами». (Grew G., The Turbulent Era. V.2. N.Y., 1952. P. 1446).




Вернуться к списку статей
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
Патриотическая деятельность Русской православной церкви в годы Великой Отечественной войны
7-8 марта 1944 г. – состоялась передача Красной армии танковой колонны «Дмитрий Донской», построенно...
Начало Берлинской операции
Начало Берлинской операции
16 апреля 1944 года – начало битвы за Берлин (Берлинская наступательная операция).
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
Легендарный подвиг «Батальона Славы»
В памяти народа навсегда останутся подвиги тех, кто в годы Великой Отечественной войны и советско-яп...